Полезное
Транспорт
Карта Казани
Фото Казани
Видео
О Казани
Курсы валют:  $ 65,0588  € 71,9420

8 (843) 245-18-77

info@kazan24.ru
Прогулки по Казани с Дикобром Бобровским

Марина Зудина, актриса: «Мы живем в практичное и циничное время, люди разучились чувствовать» Смотреть фотогалерею

Марина Зудина, актриса: «Мы живем в практичное и циничное время, люди разучились чувствовать»

1 ноября 2012 11:32

«Все самое значительное в моей жизни, помимо премьер, связано с детьми. Моя дочка в этом году пошла в первый класс, а сын ездил на месяц в Англию учить язык, выпустил премьеру и начал стал зарабатывать деньги профессией актера», - рассказывает Марина Зудина, красивая, утонченная и яркая актриса, супруга Олега Павловича Табакова. И тут же пояснила, что сейчас большая часть ее работы связана с театром. О том, какие роли ей ближе, почему она много плакала на съемках картины «Валентин и Валентина», на каких девушек не должен обращать внимание порядочный мужчина и о много другом Марина Зудина рассказала в откровенном интервью.

«В юности я мечтала об очень многих ролях, но не сыграла ни одной из них, зато судьба дала другие роли, может быть более интересные. Поэтому сейчас я не мечтаю, не живу мыслями о какой-то роли. Знаете, в чем моя проблема? В том, что у нас не снимают такого кино, какое снимают в Европе. Нет лирических историй, не привязанных к социальным проблемам, как, например, «Мужчина и женщина» Клода Лелуша. Я чувствую, что это моё кино.

Мне интересно играть характерные роли, когда режиссер видит в тебе нечто и умело это использует, как сделал Энтони Уоллер в «Немом свидетеле» Очень жестко меня использовал Тимур Эсадзе в сериале «Наследство», в результате появились неожиданные краски – я была резкой, деловой, сильной, независимой. Поэтому я готова к разным предложениям, главное, чтобы режиссер понимал, чего он хочет от артиста».


«У меня уверенность в своих силах появилась с рождением сына»



- Марина, что вы могли бы пожелать молодым актерам, студентам театральных вузов, которые мечтают о хороших театральных работах и интересных ролях в кино, а еще об известности и успехе?

Марина Зудина:
Лучше, чем Нина Заречная в пьесе «Чайка», не скажешь: «Неси свой крест и веруй». Я всегда мечтала сыграть эту роль, но, в результате, сыграла Аркадину. А другая героиня, Елена Андреевна в пьесе «Дядя Ваня», говорит: «Без веры жить нельзя».

Вера – это определяющее понятие. Если ты веришь в себя, в то, что у тебя все получится, тогда стоит идти в эту профессию. Если такой уверенности нет, то лучше заняться чем-нибудь другим. Без веры в себя и свои силы ничего не получится.

- А вы когда поверили, что у вас в актерской профессии все получится? Когда и как осознали свое призвание?

- С детства. Передо мной никогда не стоял вопрос, какую профессию выбрать. Я занималась и танцами, и вокалом, творчество присутствовало с ранних лет. А вот уверенность в своих силах пришла достаточно поздно. Обычно с первого курса и до окончания института студенты не уверенные в себе, они – самоуверенные. Когда более опытные актеры делают замечание, студент думает: «Ваше время прошло! У нас все впереди! Я знаю больше, чем вы!» А затем самоуверенность проходит, с возрастом ты начинаешь оценивать работы старших коллег.

Наверное, у меня уверенность в своих силах появилась с рождением сына, причем, уверенность чисто женская, которая очень сильно помогла мне в профессии. Пришли осознание и любовь к профессии, не к исполнению главных ролей, а к самому процессу. И произошло это, как я уже говорила, достаточно поздно.

«Мне кажется, сейчас практичное и циничное время, люди разучились чувствовать»


- Картины, в которых вы снимались очень добрые и гуманные. Вы верите, что вы, актеры, сможете изменить мир к лучшему?

- Да, безусловно, верю. Если бы я не верила, что мы своей профессией сможем что-то поменять в жизни, то я не стала бы заниматься ею просто для того, чтобы просто удовлетворить свои амбиции. Мне кажется, сейчас практичное и циничное время, люди разучились чувствовать, существование стало более рациональным. Люди стали бояться эмоционально включаться в отношения, тщательно оберегают свой внутренний мир, логично выстраивают цепочку карьерного роста, отношений с друзьями, партнерами. Когда я была школьницей и училась в вузе, мы жили более эмоционально. Было меньше информационных возможностей, не были видео, интернета, мы читали хорошие книги. Мне кажется, что наше эмоциональное формирование происходило более правильно. Во всяком случае, для меня образы пушкинской Татьяны Лариной и тургеневской девушки достаточно долго были идеалами.

Сейчас все изменилось, я вижу это, когда смотрю ток-шоу по телевизору или в салоне красоты листаю глянцевые журналы (я их, кстати, не очень люблю, потому что замечаю, что для многих людей стало профессией ходить на гламурные тусовки, открытия бутиков, а в жизни все-таки нужно заниматься делом!). В обществе сейчас формируется совершенно другой женский образ. Например, я недавно посмотрела программу, где девушки из разных городов России пытаются угодить и понравиться известному московскому своднику. Мое мнение, что порядочный мужчина не должен обращать на таких девушек внимания. Такие тенденции в обществе мне не симпатичны. У меня растет дочь, мне не хотелось, чтобы она ориентировалась на образы девушек, которые во что бы то ни стало должны удачно выйти замуж, материально обеспечить себя.

Нужно говорить о цельности, доброте, нравственности, если они уходят из повседневной жизни и навязываются другие стереотипы. Понимаете, уходит чистота! Например, в кино все остальное есть - умное кино, жесткое кино, но не надо забывать, в какой стране и как мы живем, нам нужно еще и добрые, светлые фильмы, которые я сама очень люблю.

«Мне, как зрителю, не хватает нормального коммерческого качественного российского кино»


- Марина, если бы у вас был выбор и возможность, вы хотели бы вернуться в СССР?


- Свои самые значимые роли я, пожалуй, сыграла именно в Советские времена. Самый большой успех у меня был, когда я сыграла в фильме «Валентин и Валентина». Меня заваливали письмами, причем, море писем было из мест лишения свободы, заключенные писали: «Я вернусь и тебя найду!» (смеется) Я не могу сказать, что очень довольна этой своей работой. У меня тогда был роман, я понимала, что не могу быть вместе с любимым, и много плакала. Хотя любовь – это такое большое счастье, а не только слезы и переживания, а я вот рыдала. Но все равно фильм получился замечательный.

Когда в 1995 году родился мой сын, то я думала, что он закончит школу и будет жить в совершенно другой стране. Я думала, что если мой сын захочет стать актером, то в его время люди будут валить в кинотеатры, как в советские времена, фильмы будут окупаться и будут сниматься в большом количестве. Сейчас моему сыну 17 лет, он учится в театральном колледже. Не могу сказать, что мои ожидания оправдались.

Но я вижу и множество изменений со знаком плюс: мы можем путешествовать, наши дети могут учиться за границей, мы можем заключать контракты. В 90-ых годах я снялась в фильме, который купила Columbia Pictures, и меня пригласили в Америку, но я понимала, что Олег Павлович ушел ко мне из семьи, но из России не уедет никогда. Потом я поехала в Европу, мне позвонил из Англии агент и предложил работу, но опять-таки нужно было уезжать из страны. Были жуткие времена: не передавали сценарии, предложения от иностранных кинокомпаний, нельзя было без ведома «Госкино» свободно общаться с кем-либо по поводу работы. И я ощутила на себе счастье творческой свободы в наши дни! Сказать, что кино стало лучше, я не могу. Мне, как зрителю, не хватает нормального коммерческого качественного российского кино. Такие фильмы выходят, но они преподносятся как событие, а должны быть нормой.

«Всерьез говорить о крахе репертуарного театра просто смешно!»



- Марина, вы упомянули, что большая часть ваших работ связана сейчас с театром. Сейчас очень много говорят о крахе репертуарного театра, хотелось бы узнать ваше мнение, как актрисы.


- Для меня любой театр всегда связан с определенной личностью. Всегда была сильная личность, режиссер, и был театр. Когда уходят такие люди, непонятно, что же делать. Поколения преемников не сформировано: сейчас люди больше думают о собственном благе, раньше жили общим делом. Например, БДТ после ухода Товстоногова не достиг прежнего уровня. Таганка всегда ассоциировалась с Любимовым. Театр Ленинского комсомола – это Захаров, «Табакерка» - это Табаков, студия Петра Фоменко – соответственно, Петр Фоменко. Это успешные театры. Что с ними будет, когда будут уходить возглавляющие их люди, я, например, не знаю.

Есть проблемы этического плана, например, театр Гоголя открывает сезон, худрук делится планами на будущее, а через несколько дней его освобождают от должности. Мне кажется, это не очень этично. Да, театр был в плохом состоянии, в него не ходили, Кирилл Серебрянников успешный режиссер, но, на мой взгляд, этические рамки соблюдены не были.

Наверное, сейчас нужны и репертуарные, и нерепертуарные театры. Но мне, когда я слышу разговоры о смерти репертуарных театров, думается, что государство не потянет нерепертуарные театры, потому что нужно будет оплачивать работу артистов. Сколько проектов будет выпускаться? Один в год? Нереально будет собрать хороших актеров, пригласить хорошего режиссера, художника и других, и всем заплатить.

Мне кажется, все разговоры о крахе репертуарного театра происходят потому, что нужно же о чем-то говорить. Когда-то в России, возможно, будут регулярно выходить серьезные проекты на открытых площадках, а пока в историю вошло все, что связано с репертуарным театром. А пока всерьез говорить о крахе репертуарного театра просто смешно, представьте, есть волкодав и маленькая собачка, которая иногда начинает лаять.

Вообще, у меня складывается ощущение, что в Москве талантливых актеров больше, чем режиссеров, которые могут им что-то предложить, и в этом основная проблема.

«Как ни странно, я с возрастом становлюсь добрее»



- Марина, как вам удается так замечательно выглядеть? Поделитесь секретами!

- Спасибо большое, значит, усилия не пропадают зря! Знаете, в более молодом возрасте бывали мысли, что есть более привлекательные девушки, у которых есть больше шансов кому-то понравиться. С возрастом начинаешь ценить индивидуальность. Среди российских и зарубежных актрис, которым я симпатизирую, состоявшиеся, самодостаточные женщины отнюдь не кукольной наружности.

- Брак с любимым мужчиной, замечательным артистом Олегом Табаковым, вероятно, тоже оказал влияние на ваше становление, как творческой личности и готовой нести людям доброту женщины?

- Да, наверное, Олег Павлович во многом повлиял на мое формирование. Когда я поступила к нему, мне было 16 лет. Думаю, именно в студенческие годы закладываются основы, остальное все от Бога и от папы с мамой.

Знаете, как ни странно, я с возрастом становлюсь добрее. Когда сталкиваешься с негативом, болью, которую тебе кто-то может причинить, тем отчетливее осознаешь, что рядом с тобой люди, которые, как и ты, могут испытывать боль, разочарование, переживать неудачи. Ты понимаешь, что не хочешь быть источником страданий для людей.

А бывает человек вдруг уходит из жизни, иногда в достаточно молодом возрасте, и ты понимаешь, что не сказал ему, какой он талантливый, замечательный, как много значил для тебя в профессии, в жизни, в дружбе. Я поняла, что можно не успеть сказать людям нужное количество хороших слов. И сейчас я, увидев хороший фильм или творческую работу, пишу смску, поздравляю, потому что многие думают, но ничего не говорят, в результате, артист слышит только критику в свой адрес.

Татьяна Ренкова специально для Kazan24

ОЦЕНИТЕ КАЧЕСТВО:                         Рейтинг: 4.5 (оценок: 2)

Фотогалерея

Назад
Далее

Герой статьи: Марина Зудина

Поделиться:

Комментариев пока нет

Добавь новость
Портал "Казань 24": новости 24 часа в сутки, 7 дней в неделю. Мы пишем правду! Достоверно, актуально, оперативно.