23.10.2018 23:50

USD

EUR

Казань

Чего хотят татары?

Культура 13:22, 08.05.2018

В последнее время в Татарстане активно обсуждают предложения о поправках в закон "Об образовании", по которым родные языки в национальных республиках будут преподаваться на добровольной основе. Наш читатель Исмагил Шангареев прислал статью, в которой рассказывает о своем отношении к этой инициативе. Публикуем полностью авторскую версию

1

Чего хотят татары? Что волнует Парламент и Госсовет Татарстана. Сегодня это не праздный вопрос, ведь речь немного не мало идет о татарском языке.

Причиной последней волны осознанного протеста стал внесенный в Госдуму законопроект, согласно которому изучение национальных языков республик России должно быть добровольным, «не в ущерб преподаванию и изучению государственного языка Российской Федерации», а выбор языка обучения и родного языка должен быть подкреплен письменным заявлением.

Хочу подчеркнуть особо, что речь идет не о так называемых сепаратистских настроениях, а об отчаянной попытке защитить самое дорогое, что есть у каждого культурного человека – родной язык. Можно сколько угодно спорить о месте национальных языков в системе среднего и высшего образования в России. И никто не сомневается в том, что русский язык несет в себе основные информационные функции при изучении таких предметов как математика, физика, химия и т.п.

Только вот инициаторы закона - депутаты Алена Аршинова, Олег Николаев, Шамсаил Саралиев, Олег Смолин, Елена Строкова и Борис Чернышев, не учли один очень важный аспект: родной язык несет в себе не только, и не столько, информационные функции, сколько концентрирует в себе Дух народа (Гегелевское определение), национальную самобытность, особую ни с чем несравнимую сладость речи, на которой говорили твои пращуры.

В статье «Билингвизм и развитие федерализма в России» я писал, что «потеря родного языка – равноценна потери нации. И надо прямо сказать, что при определенных обстоятельствах человек может отказаться от родного языка. Таких случаев не мало. Теперь и само государство дало такое право – не изучать родной язык». И в этой связи, я обратился к духовному опыту великого аварского поэта Расула Гамзатова. В частности, к одному из его воспоминаний о том, как он встретил в Париже художника аварского происхождения. Поговорили о жизни, - вспоминал Расул Гамзатов, - о том, что он по сути уже и не аварец, что возвращаться на родину нет смысла.

«Приехав из Парижа домой, - пишет далее Гамзатов, - я разыскал родственников художника. К моему удивлению, оказалась еще жива его мать. С грустью слушали родные, собравшись в сакле, мой рассказ об их сыне, покинувшем родину, променявшем ее на чужие земли. Но как будто они прощали его. Они были рады, что он все-таки жив. Вдруг мать спросила:

— Вы разговаривали по-аварски?

— Нет. Мы говорили через переводчика. Я по-русски, а твой сын по-французски.

Мать закрыла лицо черной фатой, как закрывают, когда услышат, что сын умер. По крыше сакли стучал дождь. Мы сидели в Аварии. На другом конце земли, в Париже, тоже, может быть, слушал дождь блудный сын Дагестана. После долгого молчания мать сказала:

— Ты ошибся, Расул, мой сын давно умер. Это был не мой сын».

Вдумайтесь в эти слова все, кто думает, что все понял о второстепенности и бесполезности национальных языков. Если сказать честно, мне трудно даже представить, что столь очевидная вещь, как стремление сохранить родной язык может встречать какое-либо противодействие в цивилизованном мире. Но факты вещь упрямая. Сегодня все школы Татарстана, кроме казанской школы-интерната «Солнце», изменили учебные планы, обеспечив добровольность изучения родных языков. «Декабристом» оказался, как ни странно, русский человек - директор школы-интерната "Солнце" Павел Шмаков. Он рассказал местным СМИ, что в его учреждении учебный план остался без изменений. По мнению директора школы "Солнце", "незаконно выкидывать на улицу учителей татарского языка в середине учебного года". Шмаков заявил, что готов "бороться" за сохранение преподавательских кадров.

В целом же все вроде смирились и вдруг как проявление политической воли стремление искать контраргументы законопроекту против родных языков. И пусть голос каждого несогласного звучит сегодня как голос «вопиющего в пустыне», для нас важно, что это не по указке сверху, это от сердца. Один из немногих политиков, кто твердо отстаивал свою позицию по защите татарского языка от «добровольного изучения», спикер Госсовета Татарстана Фарид Мухаметшин дал понять, что Татарстан призывает федеральный центр начать согласительные процедуры по спорному законопроекту. И хотя депутатские возражения по поводу нового закона носят характер скорее тихого ропота, а не бурного протеста, в них читается искренняя боль, не скрывая тревога за будущее нации.

И словно сегодня написаны известные строки Габдуллы Тукая:

На русской земле проложили мы след,

Мы — чистое зеркало прожитых лет.

Вовеки нельзя нашу дружбу разбить,

Нанизаны мы на единую нить.

Мы — верные дети единой страны, Ужели бесправными быть мы должны?

 

Габдулла Тукай

Поэт Габдулла Тукай. Художник Е. Симбирин

В последней строчке, столь неожиданной на фоне оптимистической картины дружбы народов, вдруг возникает вопрос, который сегодня актуализируется в ситуации с татарским языком. Иные критики могут сказать, что я передергиваю, что Тукай писал о совершенно ином бесправии. И они, наверное, будут правы, если подходить к вопросу с литературной точки зрения. А если с историко-культурной, если забыть

крючкотворство и обратится к татарской проблеме с языком? Ведь речь идет о новой конструкции образования в Республике Татарстан, и мы должны искать не способы противостояния, а серьезные аргументы для диалога с федеральным центром. Я подчеркиваю – д и а л о г а. Другого в федеративном государстве не дано, потому что эффективная политика не признает «философии майдана», а строится на подлинном патриотизме, стремлении к созиданию во всех сферах общественного бытия.

Я очень горд, что Российский Государственный военный историко-культурный центр при Правительстве Российской Федерации удостоил меня высокой награды - медали «Патриот России», поскольку всю свою жизнь я посвятил формированию диалога культур и религий, служению своей стране как единого цивилизационного пространства.

Шангареев

Исмагил Шангареев кавалер медали «Патриот России»

Для меня слова Тукая: «Мы - верные дети единой страны» всегда было главным ориентиром в жизни, так как по моему глубокому убеждению, патриотизм – это единственная идеология, которая способна нести в себе зерна разума и национального единства.

Так чего же все-таки сегодня хотят татары? – спросите вы. В чем причина столь устойчивого стремления сохранить татарский язык как обязательный к обучению в Татарстане? Скажем сразу – политики тут нет, но есть естественное проявление Духа народа.

Дух народа, по Гегелю, дает субстанциональную основу индивиду, делает его цельным во всех проявлениях социального бытия. Каждый народ имеет свой особенный дух, но не каждый его осознает. Осознание татарами своего национального духа процесс, уходящий в их долгую непрерывную историю. Отсюда стремление защитить приоритетность своего языка в системе федеративного государства, постепенное осознание того, что надо искать пути диалога с федеративным центром, как бы это не было сложно и сколько бы на этом пути не было препятствий.

А закончить свои раздумья о судьбе татарского языка я хотел бы словами Габдуллы Тукая:

Родной язык — святой язык, отца и матери язык, Как ты прекрасен! Целый мир в твоем богатстве я постиг! Родной язык, родной язык, с тобою смело шел я вдаль, Ты радость возвышал мою, ты просветлял мою печаль. Родной язык, с тобой вдвоем я в первый раз молил творца: — О Боже, мать мою прости, прости меня, прости отца.

семья

Родители Исмагила Шангареева - Каляметдин хазрат и Хазяр абыстай

Сведения об авторе:

Исмагил Шангареев – культуролог, писатель-публицист, общественный деятель, Сопредседатель Совета по кино- видеовизуализации культурно-исторического пространства Евразии при «Ассамблее народов Евразии», Член Президиума Евразийской Академии Телевидения и Радио (ЕАТР).

Фото: Исмагил Шангареев

Новости партнеров