29.07.2017 14:56

USD

EUR

Казань

Жанна Агалакова – о российских и американских СМИ: «Лучше всего продаётся страх»

Общество 17:11, 17.07.2017

На днях специальный корреспондент Первого канала в США посетила Казань и провела открытую лекцию для студентов журфака КФУ. В стенах университета она рассказала о превратностях судьбы и профессии, а также об искажении фактов журналистами и влиянии антироссийских санкций на СМИ. Подробнее – в репортаже «Казань24»

1

«Я поняла, что газеты читают только один день – сегодня»

Известная ТВ-гуру Жанна Агалакова приехала в столицу Татарстана с мужем Джорджо Савона и дочерью Аличе. До встречи в КФУ, которая прошла на днях, они успели увидеть ночную Казань и побывать в молодежном центре «Сэлэт». Во время беседы со студентами и журналистами родные Агалаковой всё время фотографировали и снимали её на видео.

Жанна Агалакова – специальный корреспондент Первого канала. В сентябре 2005 года уехала во Францию, где проработала 7 лет. С 2013 года она живет в Нью-Йорке и пятый год работает корреспондентом «Первого» в США.

Гостья начала рассказ с истории о юношеских мечтах работать на телевидении: «Мне даже снились сны, что я монтирую, но не хватало смелости при поступлении заявить, что я хочу учиться на телеотделении». В итоге она выпустилась из МГУ с дипломом газетного отделения.

Успешной карьере звезды федерального ТВ предшествовал тернистый путь. На первых порах Агалакова трудилась обычной секретаршей в газете «Комсомольское племя». Однажды, рассказала экс-ведущая программы «Время», ей выпал шанс написать заметку о концерте полицейских самодеятельных коллективов, а репортаж в итоге напечатали на последней странице номера. В день выхода газеты начинающий журналист увидела женщину в очереди за грушами, которая читала свежий выпуск.

«Она читала первую страницу, вторую, третью страницу. Я наблюдала за ней и думала, когда же ты откроешь четвертую страницу, ведь главный материал находится там, на последней странице. Там же написано: Ж. Агалакова «И соло на косе» – какой заголовок, – но она не дошла до четвертой страницы. Она свернула из этой газеты кулек, положила в него груши мокрые, сочные, спелые… И прямо на моей заметке расплылось мокрое пятно. Это было очень вовремя, потому что это был щелчок по носу. Я поняла, что газеты читают только один день – сегодня, вчерашние газеты никто не читает, и мы такие герои на один день», – поделилась Агалакова.

Именно так, уверена журналист, она в самом начале получила прививку от звездной болезни.

«Быть ведущей – это челлендж, а не возможность покрасоваться»

Воплотить мечту о ТВ Агалаковой помог супруг. Именно он убедил её пойти на телевидение. Первым пристанищем будущей звезды станет телеканал РТР, где ей доверили вести рубрику «Мировой рынок» в программе «Деловая Россия».

«Я ничего не знала про экономику, абсолютно. Мне сказали: «Нам нужен материал минут на 5 про ядерное топливо, ты знаешь?». Я говорю: «Да». Я сидела несколько дней в библиотеке и читала, что такое ядерное топливо», – поделилась Агалакова. В результате вышло две 10-минутные программы. Российский телеведущий Игорь Кириллов высоко оценил работу Жанны и пригласил ее быть ведущей.

2_0

«Это очень интересная работа – быть ведущей. Не надо рассматривать её как возможность покрасоваться и стать узнаваемым на улице. Это хороший «челендж», такой вызов, когда ты находишься в прямом эфире, когда твоя мысль бежит быстрее чем то, что ты произносишь сейчас», – заявляет журналистка.

Путин – как единственная ассоциация с Россией

Агалакова не обошла стороной и вопрос взаимоотношений между Россией и США, который сегодня стоит довольно остро. По её словам, антироссийские санкции отражаются не только на экономике страны, но и на работе СМИ. Последствия санкций корреспондент ощутила на себе в 2014 году, когда готовила сюжет о долгожителях. В нём фигурировала мэрия Нью-Йорка, где есть отдел по работе с пожилыми гражданами.

Для комментария ей потребовалось согласие администрации, которое журналист получила, но вскоре все собеседники замолчали, а на ее последующие вопросы не отвечали.

«Это был пустяк, мелочь, это была общечеловеческая вещь. Она не затрагивала ни политику, ни какие-то деликатные моменты в отношениях двух стран. Это был общечеловеческий вопрос: «Что вы делаете с пожилыми людьми?», но они мне не ответили. Что уж говорить о других темах?», – рассказывает спецкор Первого канала.

На частном уровне российско-американские отношения не отразились. Американцы всегда замечают акцент, и иногда Жанне приходится дерзить: «Они всегда спрашивают: «А вы откуда?» Я говорю: «Из России, а вам страшно?». Никто никогда не ответил «да». Все говорят: «Да что вы, мы вас любим». По её словам, афроамериканцы, услышав, что она русская, говорят: «Путин».

Лексика встала превыше фактов

Агалакова поделилась, что чувствует язык вражды в обеих странах. Большую часть своего времени она проводит в Штатах, где доступны не все российские каналы. Но когда она отслеживает работу своих коллег, то замечает враждебные ноты.

Лексика поменялась, и зачастую она замещает факты, отметила спикер. При недостатке фактов корреспонденты и ведущие используют эмоциональную окраску, чего, по мнению ведущей, в журналистике быть не должно.

агал

Такая же тенденция существует и в США. Американские журналисты любят придавать некий оттенок происшествиям – убийствам, взрывам.

«Журналистика – это ремесло, и у него есть цена. Ваш продукт должен продаваться, в хорошем смысле. Если вы используете в какой-то истории утрированную лексику, то, я думаю, чтобы продать продукт. Лучше всего продается страх», – уточнила Жанна.

Освещать международную тематику нелегко, особенно, когда мнение журналиста отличается от взглядов работодателя. Репортажи Агалаковой – это отражение позиции Первого канала, но случается, что корреспондент не согласна с тем, как она должна освещать события.

«В Татарстане потрясающая возможность говорить сразу на двух языках»

Несмотря на трудный рабочий график, Агалакова в свободное время старается путешествовать с семьей. Ее дочь родилась в Риме, и в детстве она провела лишь три года в России, поэтому уже третий год они путешествуют с Востока на Запад, чтобы Аличе смогла прочувствовать нашу страну.

Агалакова много слышала, что Казань расцветает, поэтому решила увидеть столицу своими глазами. Несмотря на то, что они приехали ночью и хотели спать, семья полюбовалась ночными красотами города. Кроме того, втроем они посетили лагерь «Сэлэт».

«Мы были в восторге. Нам там понравилось все: то, что ребята изучают родной язык и на этом языке изучают мир, то, насколько они активные, позитивные, и то, насколько всё интересно. Моей дочери очень захотелось там побывать. Я надеюсь, это желание не пройдет до следующего года, и она поедет. Я бы этого очень хотела. Для меня вообще Казань и Татарстан были приятным удивлением», – поделилась впечатлениями репортер.

«В Татарстане потрясающая возможность говорить сразу на двух языках, вне зависимости от национальности. Ведь как говорится: знаешь один язык — проживаешь одну жизнь, знаешь два — две жизни», – добавила она в финале встречи.

5

После встречи с Жанной мы поговорили с ее дочерью Аличе, которая, как и мама, изучает иностранные языки (Агалакова говорит на английском, итальянском, испанском и французском языках – прим. ред.). Мы спросили юную особу о планах на будущее и поездке в татарстанский лагерь.

– Аличе, понравилась ли вам Казань?

– Город очень современный. Мне понравилось.

– Сколько дней планировали провести в городе?

– В Казань мы приехали всего на четыре дня. Программа, которую для нас составили, очень интересная.

– Ты изучаешь китайский. Сложно ли тебе даётся обучение?

– Мама сказала, что по-китайски я говорю не очень хорошо, но это неправда. Я попросила, чтобы у меня был тьютор, чтобы я лучше говорила по-китайски. В школе я его не выучу, потому что у меня преподаватель не очень. Мама сказала: «Нет».

– Какие ещё языки ты бы хотела выучить?

– Бурятский и татарский.

– Вы были в лагере «Сэлэт». Как он тебе?

– Лагерь оставил много положительных впечатлений!

Ирина Егорова

Фото: kpru.ru

Новости партнеров