20.10.2017 04:37

USD

EUR

Казань

«Казанский феномен» как зачатки гражданского общества. В ЦСК «Смена» заговорили о «татарстанских 90-ых»

Культура 15:59, 17.03.2017

В казанском ЦСК «Смена» прошла дискуссия ученых и журналистов о 90-х годах прошлого века. О чем говорили спикеры и что несколько испортило впечатления от мероприятия - в материале «Казань24»

901

В минувшую среду все желающие могли послушать вечерний разговор о важном и во многом переломном времени в истории нашей страны – 90-х годах XX века. Мероприятие прошло в центре современной культуры «Смена».

В качестве участников дискуссии были заявлены небезызвестные в Казани личности. Журналист и ученый Любовь Агеева (автор нашумевшей в свое время книги «Казанский феномен: миф и реальность»), главный редактор интернет-портала «Инде» Феликс Сандалов, доктор социологических наук, работавший раньше в Казани, а ныне преподающий в НИУ ВШЭ Санкт-Петербурга Искандер Ясавеев и кандидат исторических наук, зампредседателя Всемирного форума татарской молодежи Айрат Файзрахманов. Модератором же встречи выступил главный редактор сайта и журнала «КЗН.Собака.ru» Радиф Кашапов.

Вступительное слово

Итак, когда спикеры собрались вместе подискутировать на тему «Татарстанская история девяностых в публичном пространстве десятых годов», в зале собралось около 50-60 человек, в основном молодых людей, для которых на 90-е годы пришлось детство.

Сначала модератор предложил спикерам охарактеризовать эпоху 90-х годов за 3 минуты, но при этом не впадая в воспоминания и ностальгию, попытаться наметить узловые точки. Первой микрофон взяла Агеева. По её мнению, одними из главных явлений «90-х» стали приватизация, развитие национального сознание и гражданская активность, которая была недолгой, отметила спикер. Резюмируя, Агеева произнесла тривиальную, но по сути ключевую фразу: «Россия 90-х у каждого своя».

Сандалов сразу сказал, что родился в 1989 году, дав понять публике, что он к ней ближе, чем кажется. Обронив фразу «мечты сбываются и этого надо бояться», он отметил, что в 90-е многие мечты сбылись. На людей обрушались свободы, и они их испугались. По его мнению, самое важное в «90-х» – это то, что люди получили доступ к информации, а также то, что в стране появился коммерческий рынок информации. Резюмируя, Сандалов отметил, что люди были не готовы к информационному бурану.

Когда микрофон получил Файзрахманов, он заявил, что 90-е – это поиск существования новых политических форм, сопряженный с децентрализацией власти в стране. Это время сочетало в себе романтику и жизненный пессимизм, люди занимались поиском индивидуальных путей существования, пытались заниматься бизнесом.

Следом выступил Ясавеев. Он заявил, что не будет давать общей оценки 90-х годов, так как не эксперт в этом вопросе и большую часть того времени сидел в башне из слоновой кости, благодаря чему большой мир политики и власти его не тронул. Ясавеев предложил отказаться от использования по отношению к 90-м годам клишированных фраз типа «лихие» и фраз Владимира Путина из разряда «поураганили в 90-е».

904

Особенности «татарстанских 90-ых»

Дальше начался разговор о 90-х в Татарстане. Первым делом остановились на политической истории, перипетии которой вряд ли были известны многим собравшимся в силу возраста и, вероятно, других интересов. По мнению Агеевой Татарстан ждал тех преобразований, которые произошли в стране в 90-е года. Она развенчала миф о том, что Татарстан ничего не платил в федеральный бюджет и благодаря этому жил лучше других регионов. Богатый Татарстан 90-х – это миф, заключила Агеева и пояснила, что тогда республика жила на свои деньги. Суверенитет Татарстана, о котором так много говорили тогда и вспоминают сейчас, по мнению спикера, нельзя рассматривать как этническое явление. К примеру, русские понимали суверенитет как экономическую самостоятельность, пояснила она.

Файзрахманов заявил, что не согласен с таким пониманием суверенитета, но при этом сам же сказал, что суверенитет – это борьба за экономические права. Затем он вспомнил о создании «Татарского общественного центра» (ТОЦ), который, по его словам, сейчас незаслуженно демонизируется, хотя в нем были русское и еврейское отделение, а в какой-то период с ТОЦ сотрудничал Олег Морозов (бывший глава управления президента РФ по внутренней политике, ныне член Совета Федерации – прим.ред.). По мнению спикера, в 90-ые годы Татарстан должен был выбрать одну из трех политических моделей:

1) Получить статус союзной Республики; 2) Стать ассоциированным государством (на манер Пуэрто-Рико); 3) Обеспечить себе статус особого субъекта.

Затем Файзрахманов посоветовал присутствующим почитать статьи татарского писателя, драматурга и философа Диаса Валеева.

Слово взял Сандалов. Он, как человек, приехавший из Москвы, отметил, что для Татарстана национальный аспект очень важен и вспомнил татароязычную рекламу магазина электроники «Александр L.T.D.». По его словам, владелец сети магазинов был первым, кто начал рекламировать электронику на татарском языке, чтобы заинтересовать богатых представителей татарской элиты.

ОПГ и сомнительный позитив «Казанского феномена»

После очень фрагментарного обсуждения политической ситуации в Татарстане 90-х годов разговор участников перешел на тему криминала и «Казанского феномена». Эту часть разговора лучше представить несколько в тезисной форме. Агеева очень активно отсылала слушателей к тексту своей знаменитой книги и предавалась воспоминаниям. По её мнению, в Казани всегда был очень сильный криминал мир, но при этом «Казанский феномен» уже не повторится, а если и повторится, то это будет более худшее явление. Также она заявила, что сейчас столица Татарстана имеет противоядие против «Казанского феномена». На закономерный вопрос Ясавеева «какое?», Агеева четкого ответа дать не смогла… Также она высказывала тривиальные вещи из серии: ОПГ были и будут.

Ясавеев же справедливо заметил, что так называемый «Казанский феномен» далеко не только казанский, но и общероссийский. Он также не согласился, что это явление перестало существовать и привел в пример Ульяновск, где по его словам, подростковые группировки недавно поделили город на сферы влияния.

902

Больше всех удивил Файзрахманов, назвав «Казанский феномен» зачатками гражданского общества. Он напомнил, что члены ОПГ кооперировались и строили футбольные поля, устанавливали турники. Ясавеева такая оценка явления, как мне показалось, тоже несколько смутила, однако он согласился, что подростковые криминальные группировки были некой формой социальной организации молодежи и даже в каком-то смысле выступали агентами социализации. По мнению Ясавеева, «Казанский феномен – это диагноз советского времени, а криминальные группировки в свою очередь давали молодежи некую альтернативу». Агеева же нашла позитивную сторону группировок в том, что их члены, не курили, не пили спиртное и не употребляли наркотики, а активно занимались спортом.

Утерянное архитектурное наследие Казани и историческая память

После достаточно странного разговора о таком явлении как «Казанский феномен», разговор зашел о том, как в 90-ые власти города и сами жители не уберегли архитектурное наследие Казани. Спикеры вспомнили о сносе номеров гостиницы «Булгар», где когда-то жил великий татарский поэт Габдулла Тукай, об утрате деревянной Казани, прекращении существования Ново-Татарской слободы и ещё много о чём.

Ясавеев рассказал, что некоторые его знакомые были не рады переселению из ветхого жилья в новые дома, расположенные на окраине. Файзрахманов же констатировал, что с опустением Ново-Татарской слободы в Казани исчезла татароязычная городская культура. Агеева заявила, что нынешняя Казань – это не её город. И посетовала, что из-за сноса исторических зданий и архитектурных памятников рвется связь поколений. Сандалов отметил, что Москва, откуда он приехал, тоже в историческом смысле пострадала от сноса старых домов.

Затем Ясавеев задался вопросом о том, почему в 90-е годы люди не протестовали против сноса старинных домов, но сам для себя ответа не нашел. По мнению Агеевой, нынешний ажиотаж вокруг исторического наследия связан с тем, что люди начали по-другому его оценивать.

Итоги дискуссии

В конце беседы, которая продолжалась больше часа модератор попросил спикеров высказать финальную реплику и перейти к вопросам от слушателей.

Сандалов заявил, что у «90-х» очень яркая имиджевая сторона, элементы которой легко поддаются эстетизации. Он заметил, что благодаря этому символическому наследию можно легко создать атмосферу «Дискотеки 80-х» или «90-х», а к примеру, «нулевые» года и период с 2010 года по нынешнее время не имеет таких ярких индикаторов эпохи, так как каждый «слушает свое».

Ясавеев заявил, что «90-е» продолжают сохранятся в нашем обществе. В качестве примера он привел модели поведения, декламирующие возможность решения проблем с помощью силы и насилия. Файзрахманов же в конце изрек заурядный вывод о том, что каждое явление, в том числе такое как «90-е», достойно дискуссии.

Вскоре модератор обратился к залу, у которого почти не возникло вопросов. Один молодой человек лет 25-ти дал свой ответ на вопрос Ясавеева о том, почему люди не выступали против сноса старинных деревянных домов. По его мнению, люди хотели улучшить свои жилищные условия: отказаться от печного отопления, уличного туалета и прочего. Ясавеев возразил, заявив, что некоторые дома пустовали по нескольку лет и лишь затем были снесены.

После с речью в защиту «90-х» выступил молодой человек, который предложил вернуть то время, так как ему там все нравилось, в том числе и ребята с улицы, которые ставили турники и строили футбольные поля.

903

На взгляд автора этих строк, прослушавшего дискуссию от начали и до конца, кое-что в разговоре о 90-ых пошло не так, как хотелось бы или виделось изначально - по заявленной теме «Татарстанская история девяностых в публичном пространстве десятых годов». Во-первых, как таковой беседы на конкретно заявленную тему, на мой взгляд, не получилось. Каждый спикер говорил о том, что ему близко и понятно. Агеева о «Казанском феномене» и ОПГ; Файзрахманов – об архитектурном наследии, политике и татарской культуре; Ясавеев – об обществе и протестных движениях. Сандалов же вовсе лишь вскользь обмолвился на тему, которой посвящена его книга «Формейшн. История одной сцены», а ведь именно в ней представлен ретроспективный взгляд на московскую музыкальную сцену 90-х годов и одну из ярких сторон того времени.

Такой же аналитический ретроспективный взгляд хотелось бы видеть и на дискуссии. Исходя из логики заявленной темы, спикеры должны были с высоты нынешнего времени взглянуть на явление «90-ых», выявить общее и безвозвратно потерянное, а также найти современные способы репрезентации 90-ых в нынешней культуре. К примеру, поговорить о тех же интернет-мемах, видео... Кроме того, участники всё-таки не определись с понятием «90-ых». Безусловно они для каждого были свои, но в начале беседы можно было прийти к некоему общему определению. К примеру, «90-ые» – это закономерный этап исторического развития нашей страны или «90-ые» – культурно-историческое явление, которое живет в глубинке и по сей день, и его мы сегодня и будем рассматривать... В итоге разговор шел в основном о Казани, а не о Татарстане (хотя жизнь деревни или тех же Набережных Челнов и Камских Полян двадцать лет назад тоже могла дать серьёзную почву для размышлений).

Сложилось впечатление, что спикеры стороной обошли важный вопрос о том, а почему собственно они все собрались беседовать на эту, довольно новую для культурологических рассуждений и поисков в республике тему. На мой взгляд, актуализация «90-ых» связана с двумя процессами. Во-первых, уже подросло поколение, которое вообще не застало 90-ых, и им интересно узнать об этом времени, а во-вторых, люди начале чаще говорить о возвращении эпохи 90-х. Такие разговоры не случайны: нам говорят, что на дворе экономический кризис, который вынуждает людей, как и в 90-ые идти на крайне опрометчивые, а порой жестокие и незаконные поступки.

Помимо того, что мероприятие несколько подвела содержательная часть беседы, были серьезные проблемы с формой подачи. Спикеры практически не контактировали с аудиторией: возможно, стоило периодически задавать какие-то вопросы людям, можно было подготовить 20-30 анкет с вопросами о 90-ых годах, чтобы понять, что твориться в головах юной публики, а результаты выставить в Сеть или же объявить тут же. Наконец, спикеры могли подготовить какой-нибудь интересный визуальный материал и хоть иногда шутить...

Тем не менее, организаторов мероприятия есть за что благодарить: дискуссия состоялась, она заинтересовала сразу несколько десятков человек, которым как минимум было любопытно и во многих смыслах полезно послушать спикеров. Очень надеюсь, что видео беседы будет опубликовано в сети, и спикеры смогут со стороны посмотреть на то, как они выступили и сделать определенные выводы, чтобы улучшить информативность подобных встреч.

Владимир Павлов

Фото автора

Точка зрения автора может не совпадать с мнением редакции

Новости партнеров