11.12.2017 18:11

USD

EUR

Казань

Год с начала краха «Татфондбанка», или История одного банкротства

Экономика и бизнес 06:45, 07.12.2017

татфондбанк казань репортер

Ровно год назад, 7 декабря в публичном поле  появилась первая информация о возможном банкротстве второго по величине банка республики, а в отделениях стали возникать очереди обеспокоенных слухами и первыми публикациями вкладчиков. Тогда мало кто предполагал, что дело закончится громкими уголовными делами, отставками, многочисленными акциями протеста и последующим крахом ряда других банков и предприятий республики. «Казань24» прослеживает – что изменилось за этот год.

 

«Татфондбанк» - история неуспеха

 

На самом деле, впервые о проблемах ТФБ заговорили еще с начала 2016 года. Тогда осведомлённым людям было уже понятно, что это не просто информационная атака конкурентов, а углубляющиеся трудности одного из старейших банков республики. Летом клиенты стали испытывать сложности со снятием наличных в банкоматах, а потом потихоньку стали закрываться отделения ТФБ по всей республике. В самом банке это объясняли временными техническими проблемами.

Чуть позже выяснилось, что сложности с ликвидностью у банка возникли на фоне ситуации с «Пересветом» и резкой утраты доверия к банкам подобного масштаба – ТФБ на тот момент входил в 50 крупнейших в России, но все равно не мог считаться банком общенационального уровня. Финансовая дыра на тот момент выглядела пугающе – около 80 млрд. рублей. Стало понятно – республика в одиночку спасти положение не в силах. Хотя еще до этого Правительство Татарстана, как основной акционер (51%) уже в начале 2016 года на 10 млрд. рублей нарастило капитал ТФБ. На счета банка могли перевести и счета республиканских предприятий, однако в федеральном центре дали понять – увеличить долю правительства в РТ Москва не даст. Все стали ждать – что решит Центробанк России.

И уже 9 декабря Татфондбанк ввел сначала ограничение на досрочную выдачу вкладов, а спустя три дня – 12 декабря, лимит в 50 тысяч рублей на снятие наличных, а заодно предупредил вкладчиков – заказ на выдачу средств нужно подавать за 5 дней заранее. Клиенты начали массово закрывать вклады, и в банке занервничали. А еще через 3 дня Центробанк России начал путь к банкротству банка, введя в ТФБ временную администрацию.

Первоначально ее ввели на стандартные 6 месяцев, а параллельно начал действовать мораторий на удовлетворение требований кредиторов банка. Перед этим отделения банка стали заполняться вкладчиками, которые стали требовать денег – но в кредитной организации заняли позицию страуса – решили просто спрятаться от проблем, а клиентов с их интересами попросту игнорировали.

Кризис набирал обороты – одновременно стало известно о проблемах небольшого Алтынбанка, заморозил свои выплаты по вкладам Интехбанк (крупнее Алтына, но не входящий в стране в ТОП-100), а в самом ТФБ стали сгущаться тучи вокруг его руководителя Роберта Мусина, который 15 декабря был отстранен от управления банком. Предприниматели, державшие свои счета в Татфондбанке просто запаниковали. Лишиться доступа к деньгам, да еще и в конце года, когда подбиваются финансовые итоги, стало равносильно краху десятков ИП и ООО.

мусин

В 2017 году Роберт Мусин из преуспевающего главы банка превратился в фигуранта уголовного дела с подозрением на многомилллионные и миллиардные хищения

Руководство республики активно вмешалось в ситуацию. Рустам Минниханов тогда заявил – все юридические лица, державшие свои счета в терпящем бедствие ТФБ без поддержки не останутся. К решению проблем подключились Министерство экономики РТ и аппарат бизнес-омбудсмена Татарстана. Вкладчикам-«физикам» объявили – свои вклады на застрахованные 1,4 млн. рублей они получат уже до Нового, 2017 года. В спешном порядке с массой очередей люди стали забирать свои выплаты – при этом давки и очереди были таких масштабов, что один из клиентов скончался прямо у кассы – не выдержало сердце. Всего за новогодние каникулы деньги смогли получить около 100 тысяч человек. Тогда же стало понятно – за все эти проблемы должен кто-то ответить, и меры в отношении Мусина и его команды стали принимать контуры уголовного дела.

Крах с криминальным оттенком

Именно требования об ответственности виновных стали звучать на пикетах и собраниях вкладчиков Татфондбанка и Интехбанка. Свой первый массовый пикет они провели 12 января в сквере имени Тинчурина. Люди заявляли о том, что не владеют ситуацией, а руководство банков просто замалчивает масштаб проблемы. Надеясь на спасение банков, требовали провести санацию. О готовности помочь тонущим финансистам заявляли «Татнефть» и «ТАИФ» - две крупнейшие компании республики. А параллельно в полицию стали поступать первые заявления от клиентов, уже чувствовавших масштабы обмана.

митинг вкладчиков ТФБ

Вкладчики и клиенты ТФБ требовали провести санацию банка и спасти их вклады и деньги на счетах

25 января был создан еще не официальный Союз пострадавших вкладчиков, а в самом МВД по Татарстану тогда же заявили – пока речь не идет о возбуждении уголовных дел, главное – вернуть деньги клиентов. Однако, после жесткой реакции руководства республики на действия менеджмента банков, начали возникать первые признаки уголовного преследования. К тому же, именно в конце января стало широко известно о махинациях со стороны инвестиционной компании «ТФБ-финанс». Первоначально заявляли о хищениях в объеме 90 млн. рублей, но потом сумма стала расти – равно как и количество заявлений со стороны вкладчиков.

7 февраля были задержаны все топ-менеджеры «ТФБ-финанс» - дочерней компании банка. Их подозревали в том, что сотрудники данной компании уговаривали клиентов передать им вклады в доверительное управление, обещая повышенные проценты, но при этом не сообщали о том, что в этом случае они уже не попадают под программу страхования вкладов. И вся правда выяснилась в те дни, когда эти сотни людей пытались получить в банке свои деньги. В тот момент, когда маховик уголовного дела стал постепенно раскручиваться, вовлекая все больше фигурантов и жертв, еще казалось – Москва даст добро на санацию банка, и он будет спасен. В начале марта эти надежды рухнули.

Лицензия отозвана – что дальше?

 банки татарстан татфонд лицензия

3 марта Центробанк России отозвал лицензию у Татфондбанка, Интехбанка и Анкорбанка. Регулятор объяснил это неисполнением финансовых обязательств, неадекватной оценкой рисков, а также снижением размеров собственного капитала – у кредитных организаций попросту возникли огромные финансовые дыры. Таким образом, в федеральном центре дали понять – проще ликвидировать банки, чем пытаться их спасти. Банковской системе Татарстана был нанесен мощный удар, и как оказалось – не последний.

В тот же день вечером был арестован уже бывший глава правления Татфондбанка, депутат Госсовета РТ Роберт Мусин. При этом объявленный в возбужденном против него уголовном деле размер хищений был уже заметно выше, чем в деле против «ТФБ-финанс» – 3 млрд.рублей против 90 млн.

Одновременно в столице Татарстана стали активизироваться протестные настроения – вкладчики едва ли не каждый день собирались на митинги и пикеты, требуя от властей республики оспорить отзыв лицензии. Рустам Минниханов, комментируя в СМИ сложившуюся ситуацию, не стал снимать вины с руководства Татарстана (как известно, премьер-министр Ильдар Халиков два года возглавлял Совет директоров ТФБ), и отметил, что опротестовывать решение ЦБ России просто бессмысленно – слишком велика финансовая дыра в капитале утонувших банков (в те дни говорили уже о сумме в 140-150 млрд.рублей – или 75% доходах бюджета РТ).

Одновременно Президент РТ отправил главе Центробанка Набиуллиной письмо с предложениями вкладчиков, которые просили передать часть имущества банков и их обязательства другому банку. Таким образом, свои деньги хотели получить те, чьи вклады превышали страхуемые 1.4 млн.рублей ( всего их оказалось 4500 человек). Но в Москве на этот шаг тоже не согласились. При этом финансовые споры между клиентами стали переходить в судебную плоскость – иски пошли в Арбитражный суд, районные суды Казани, к делу подключилась и прокуратура, встав на защиту обманутых вкладчиков ТФБ-финанса. А в конце марта Центробанк объявил о том, что начал сбор требований от вкладчиков лишенных лицензии банков. Стало ясно – последний и решающий гвоздь в крышку гроба ТФБ и его сателлитов будет вбит в ближайшее время.

Банкротство, аресты, следствие и перспективы

 

11 апреля по заявлению Центробанка страны Арбитражный суд Татарстана признал Татфондбанк банкротом. Было открыто конкурсное производство, а Агентство по страхованию вкладов назначено конкурсным управляющим банка. Всех кредиторов, не попавших в систему страхования, разделили на очереди, в соответствии с которыми они смогут получить свои деньги. Размер финансовой дыры в банке уже вдвое превысил сумму, объявленную три месяца назад – не 80, а 189 млрд. рублей.

В то же время следствие начало арест многомиллионного имущества Роберта Мусина, о точных размерах которого неизвестно и по сей день. А заодно – вопрос стал перетекать уже и чуть ли не в политическую плоскость – среди вкладчиков рухнувших банков появились лидеры, готовые отстаивать не только свои интересы, но и претендовать на большие масштабы. Одна из таких – 37 летняя Александра Юманова, которая лишилась в банке не слишком большой суммы в 300 тысяч рублей, но заставила в те дни считаться с собой и сподвижниками многих чиновников. Впрочем, сама она от политической деятельности всячески открещивалась, зато обратила внимание, как активизировались разного рода оппозиционные структуры, вроде «Парнаса» или «вечного кандидата» Дмитрия Бердникова, которые стали потихоньку перетягивать вкладчиков на свою сторону. Ситуация в те дни сильно накалилась.

юманова 2

Александра Юманова на митинге в парке Петрова

Кроме того, возникла еще одна проблема – что делать с сотрудниками лопнувших банков? После лишения лицензии сразу трех кредитных организаций рабочих мест лишились сразу более 3 тысяч специалистов. Стало понятно – это еще одна группа людей, которых легко могут подхватить протестные настроения, и по своей сути, подавляющее большинство из них оказались в том же положении, что и обманутые вкладчики. Поскольку в условиях банковского кризиса нелегко найти работу даже квалифицированным специалистам, не говоря о разного рода операционистах, кассирах, бухгалтерах и пр. Тем более, что представители работодателей, помня о заведенных делах по мошенничеству не испытывали большого доверия к уволенным сотрудникам лопнувших банков.

В конце весны выяснилось – объемы мошенничества в ТФБ достигали поистине астрономических сумм, а способы действий были разными – открытие подставных фирм, мошенничество с залогами, вывод активов, предоставление фиктивных сведений в ЦБ РФ, отмывание средств и, наконец, банальное хищение. Тома уголовных дел пухли на глазах, а количество преступных эпизодов исчислялось десятками. Кроме того, росло число исков в суды, а в конечном итоге размер требований кредиторов ТФБ достиг поистине гигантских 547 млрд. рублей – или почти трех годовых бюджетов Татарстана. 20 тысяч вкладчиков безнадежно испортили свою кредитную историю – таких масштабов финансовая история России также еще не знала.

 

Банки, которые мы потеряли

Ситуация усугубилась еще и отзывом лицензии и банкротством еще одной крупной кредитной организации Татарстана – Спурт-банка. Стоит отметить, что руководство Спурт-банка повело себя совсем иначе, нежели их коллеги из ТФБ. Здесь сразу собрали пресс-конференцию, все разъяснили вкладчикам, грамотно стали выходить из ситуации по выплатам клиентам и погашению долгов перед кредиторами. И хотя масштаб проблем здесь был несколько иным, а причины банкротства лежали не в криминальной, а экономической плоскости – доверие татарстанцев к банкам стало заметно падать.

Еще в конце апреля, лишился лицензии еще один сателлит ТФБ – «Татагропромбанк». Заметно сократилось число клиентов в главном банке республики – Ак Барсе, и только невероятными усилиями руководства республики вопрос удалось снять без больших проблем. В то же время в Татарстане создали Республиканский фонд поддержки, предназначенный для оказания помощи вкладчикам Татфондбанка и Интехбанка. Татарстан передал ему в собственность инвестиционные проекты, доходы от которых и должны (по мере возможности) покрыть долги перед ними. У Алтынбанка и Татагромпромбанка объемы требований куда меньше – около 2 млрд. рублей у каждого банка и в эту программу они пока не вошли, но ТАБ уже начал выплаты пострадавшим клиентам.

Картинки по запросу асв

АСВ, как конкурсный управляющий, начало распродажу имущества ТФБ. Однако, сумма выручки за него не покроет и сотой доли требований кредиторов – все машины, здания, акции и паи были оценены в сумму чуть больше 3 млрд. рублей.

1 ноября кредиторы (юридические лица) ТФБ и Интехбанка начали получать первые выплаты. Пока им начали выдавать не более 300 тысяч рублей. Заявления от них будут принимать до 1 мая будущего года, а выплачивать долги - от меньших сумм к большим,  что позволит полностью удовлетворить наибольшее количество требований кредиторов.

Что же касается бывших топ-менеджеров Татфондбанка, то главным обвиняемым по делу проходит, конечно же, Роберт Мусин. За 9 месяцев ареста он уже 4 раза был доставлен из СИЗО в больницу из-за проблем со здоровьем. После последнего возвращения, в начале декабря Следком по РТ заявил – сумма хищений может достигать 100 млрд.рублей. Следствие сейчас проверяет все финансовые операции обанкротившегося банка. И есть вероятность, что эта сумма – не окончательная. Но уже понятно – ситуация в банковской сфере республики полностью разрешится лишь по завершении расследования, а оно, судя по всему может занять не один год. Впрочем, это вполне объяснимо – аферы таких масштабов в истории Татарстана еще не было.

Однако во всей этой истории остаётся немало вопросов - как к руководству банка, так и к регулятору. О том, что финансовая дыра в ТФБ была огромной, судя по всему, знали задолго до описанных событий. А потому неясно – почему Центробанк России, мощнейшая структура с сотнями контролёров и проверяющих, и куда банки ежедневно сдают отчётность, «узнал о проблемах» в Татфондбанке только в декабре 2016 года?

По мнению ряда экспертов, регулятор, который и призван не доводить банки до краха (ну или минимум следить за нормальной работой ввереной ему отрасли), или закрывал глаза на ситуацию в ТФБ, или попросту «проморгал» её. А допустив крушение – не дал добро на санацию и спасение Татфондбанка, как это сделали с многими схожими по размерам банками. Один из системообразующих банков Татарстана и Поволжья в целом, похоже, просто отдали на откуп тем, кто сейчас проходит по ряду уголовных дел – а пострадали в итоге тысячи поверивших им людей.

Тимур Хасанов

Фото: tatar-inform.ru, kazanreporter.ru, mfd.ru

Новости партнеров