17.01.2017 20:11

USD

EUR

Казань

Как Алаев с Леонтьевой не поделили Казань

Общество 10:44, 15.07.2016

Известная общественница новой волны Марья Леонтьева «хлопнула дверью» на Фейсбуке перед заслуженным работником культуры России Юрием Алаевым

В спонтанном коммуникационном бою на Фейсбуке, если вглядеться, столкнулись два поколения общественных деятелей Казани

Пара справок, чтобы вы понимали значение спонтанного коммуникационного боя.

Юрий Алаев, советник ректора-руководитель общественно-информационного центра КФУ, член общественной палаты РТ, экс-гендиректор ЗАО «Время и деньги» (остался сайт, который автор поддерживает). Заслуженный работник культуры РТ. Заслуженный работник печати и массовых коммуникаций РТ (2013 г.). Заслуженный работник культуры РФ

Марья Леонтьева, - координатор проекта Центра прикладной урбанистики, артист в Фольлорно-этнографическом ансамбле "Оберег", экс-научный сотрудник КФУ (тема исследований - общественные пространства, городской среды и неформальных городских сообщества), социолог по образованию.

Поводом для спонтанного боя послужил пост Марьи Леонтьевой «Томсойерфестказань», посвященный переработке в Казани самарской инициативы фестиваля, во время которого горожане стали красить старинные дома, чтобы вернуть их к жизни.

Сам бой мы приводить не будем, его можно увидеть здесь.

Отметим только, что информационную атаку начал Юрий Алаев, однако в процессе защиты Марья Леонтьева неожиданно проявилась почти как амбициозный городской чиновник.

В процессе спонтанных боев участники нередко дают окружающим богатую пищу для размышлений. Поделились с нами информацией и наши герои, давайте посмотрим, какой именно.

1. В Казани назревает конфликт между двумя поколениями общественников.

Прежнее поколение любит город таким, какой он есть. И еще больше любит посудачить о том, чего нет, или уже нет или могло быть, но по каким-то причинам точно никогда не будет. Основная проблема первого поколения, что понимание общественного еще тесным образом связано с советским временем, когда общественное значило «ничье» и, в зависимости, от настроения говорящего, могло либо поддерживаться энтузиазмом, либо наполнятся негативизмом «я никому ничего не должен».

Новое поколение не тратит много времени на разговоры. Оно привыкло быстро анонсировать проекты и оперативно же претворять их в жизнь. С одной стороны, радуют креативность и скорость принятия решений. С другой, некоторые действия могут показаться суетливыми и излишне эмоциональными. Зато, что важно: есть результат, и он быстрый.

2. У двух поколений различны язык и представления о городе.

Собственно, сам бой начался из-за провокационного вопроса Алаева: «а не профанация ли этот фестиваль? Том, проявив смекалку и на полтора века опередив всякие краудфандинга, сорсинги и прочую маркетинговую пыль и муть, сделал простое практическое дело: обеспечил покраску забора тети Салли. А что я вижу на картинке? Фестиваль, бл, опять и только фестиваль, опять всё понарошку, для виду и понта».

Марья в ответ защищается академически: «Вы видите на картинке двери в различной фактуре, и интерпретируете это исходя из желаемой или наиболее нежелаемой картины мира». И использует прием, который в сети называется «бросаться википедиями». Алаеву предлагается отправиться на соответствующую страницу, где ему все станет понятно, а заодно заняться «исправительными работами»: «… Вообще можете придти и посмотреть или даже помочь делом, вт, ср, чт с 18, сб. вс. с 15 на Ульянова - Ленина 16. А материться у меня в комментариях непозволительно».

Вообще, уж простите меня, все это сильно напоминает разговор Буратино и Мальвины, в первую ходку главного героя. Несмотря на «заслуженного по культуре» Юрий Прокопьевич продемонстрировал, что при случае ничто уличное и народное ему не чуждо. При этом Марья, будучи участницей фольклорно-этнографического ансамбля "Оберег" (что представлено у нее на Фейсбуке) заняла позицию, напоминающую лавровскую, и до поры-до времени сухо-дипломатическую.

3.Конфликт поколений усугубляется стыком общественных групп в реальности.

Было бы слишком некорректно говорить, что Юрий Алаев в данном примере является представителем некой «университетской группы пиарщиков», которые полны реваншистких настроений после бесславного кейса про использование территории тенистого садика возле второго корпуса КФУ. Кто не в курсе ситуации: почти никому не нужный сад, заброшенный и загаженный донельзя, в момент, когда ректорат КФУ задумал использовать его как парковку вдруг стал местом прелестным и полным романтических историй… Но так рассуждать было бы очень грубо. Поэтому и мы не будем.

Поговорим лучше о поколении новых общественников, которые пока только пытаются заявить о себе. И делают это, кстати, грамотно: посредством ИТ-технологий сначала фиксируют срез мнений в соцсетях. Потом проводят личные встречи с целевой аудиторией, устанавливают личные контакты. Затем используют гаджеты и новые медиа, чтоб показывать движение проекта к цели.

У них есть слабое место. С одной стороны, они дерзки, амбициозны, легки на подъем. С другой, иногда подчас не готовы к критике в свой адрес, воспринимая ее как обесценивание своей деятельности. И, возможно, способны перешагнуть через тех, кто с ними не согласен.

4. Эволюция общественников: от «манипуляторов общественного сознания» - до «общественников с полномочиями чиновников».

Признаться, некорректно рассматривать две группы общественников как эволюцию. Хотя если идти от закона «отрицания» роли предшественников, почему нет. И в этом смысле прежнее поколение, как это ни странно, более гибкое и готовое существовать в условиях коммуникационной конкуренции. «Что до ваших дверей на картинке, - пишет Юрий Алаев, - то Вы их вывесили в инстаграмме и фейсбуке для всеобщего обозрения с какой целью? Чтобы все посмотрели и попадали в обморок от восторга и умиления? Вероятно. Но Вам ли не знать, что, выходя на публику, можно встретить и другие оценки, и отличные - от ожидаемых и чаемых - чувственные впечатления :) Заметьте: я позволил себе всего лишь вопрос, не приговор».

С другой стороны, новое поколение ведь реально что-то делает, а не только разговоры разговаривает. «Отчего же вы считаете себя вправе что-то требовать и составлять суждение по одному фото? Вам что-то кто-то обещал? Договор с вами подписывал? Провокация и необоснованная агрессия в ваших комментариях вот и все. Хотите составить мнение, приходите на работы и составляйте. И да, когда я публикую что-то в своём аккаунте, я хочу разделить эмоцию с читателями, у вас есть право на другое мнение, а кнопочка "скрыть публикации/удалить из друзей" находится в меню профиля. Поэтому ещё раз - хотите мнение, приходите и работайте с нами. Дискуссия закрыта». И чуть погодя: «Юрий Алаев, очень просто брюзжать в Фейсбуке, прицепившись к одной картинке. И да, примите как факт, что не всегда и не со всеми это будет сходить с рук», «Перестаньте хамить мне и выйдите вон».

5. На кого работают казанские общественники?

В процессе боя были и зрители-секунданты, которые решили поддержать «израненных и усталых оппонентов». Они неожиданным образом пролили свет на целевые группы героев нашей публикации. Мария Тори написала: «Мы покрасим три дома в рамках феста. Реально дело и никакой профанации. Профанация - писать такие комменты, ничего не делать и хамить людям, которые делают что-то для вас». Марья Леонтьева поспешила поправить коллегу «Мы делаем для себя и города». Но было поздно. Вот так. Одно из поколений общественников делает в Казани что-то для другого поколения. На деньги сторонних жертвователей.

На кого работает первое поколение общественников, также не осталось тайной. Целевая аудитория сама вышла к людям, ни о чем не подозревая. Нина Нарыкова написала: «Как мне не нравится вот эта риторика:"Ничего не делаете, вот и молчите в тряпочку, мы сделаем, как сами сочтем нужным". Извините, конечно, но это я честно пишу. Те, кто не приходит поддерживать инициативы ваши, тоже могут говорить, зачем закрывать им рот?»

Как опытный боец информационных баталий Алаев, безусловно, знает, на какие кнопки аудитории следует нажимать. «Свобода как говорение без остановки» - высшая ценность представителей постсоветской эпохи. Они словно специально ищут «преследователя», человека, который не подумавши скажет: хватит болтать, за работу! Тут и будет разыграна карта: «А вот рты нам затыкать не надо», «не на того напали» и т.д.

Подытожим. Кто выиграл в результате боя? Никто. Обе стороны проиграли. Однако внимательные читатели портала «Казань24» узнали, что в городе открыто обозначился конфликт между двумя общественными группами. И, судя по всему, он еще вернется. И потому что разгоревшееся пламя затушили, но искры уже рассыпались по разным уголкам, проектам и срезам общественных групп.

Это был не просто спонтанный коммуникационный бой. Мы стали свидетелями новой истории, когда различные сообщества Казани схлестнулись за поляну общественного признания, поставив на кон свою репутацию. Публично красить друг друга в черный цвет они не будут. Это борьба закулисная. Однако кто-то один завоюет авторитет на этом пространстве в глазах нового поколения. К нему будут прислушиваться завтра и выделять бюджеты на проекты. И тогда его позиции будут уже незыблемы.

Владимир Сыченков

Для справки. В Казани 575 так называемых средовых домов, которые не являются памятниками, но в тоже время представляют определенную эпоху, архитектуру, позволяют увидеть город с новой стороны. Желающие могут взять в руки наждачку и кисти и вернуть домам более приемлемый вид.

Организаторы проекта «Том Сойер Фест» тесно работают с архитекторами и Союзом реставраторов Татарстана. Профессиональные архитекторы-реставраторы безвозмездно разработали концепцию восстановления домов, создали визуализацию и 3D-модели. Есть и согласование на проведение работ от исполкома Казани. Куратором проекта является помощник Президента РТ Олеся Балтусова.

Новости партнеров