17.01.2017 20:11

USD

EUR

Казань

5 красивых церквей Казани, которых не увидеть туристам

10:41, 11.01.2017

Лев Жаржевский - о том, что утратила старая Казань "благодаря" деятельности коммунистов

Портал «Казань24» продолжает публикации «Прогулок по старой Казани» (все материалы рубрики- здесь  ) в компании Льва Жаржевского. В прошлой серии мы разбирались, «Куда ходили с семьей на Новой год в старой Казани». Сегодня речь пойдет о погибших церквях нашего города.

"В Казани, как и в любом другом городе, коммунистами, ныне лицемерно и цинично вспоминающими Христа как своего предшественника, было погублено множество церквей. - предваряет рассказ Лев Жаржевский. - Вспомним хотя бы о некоторых их них. Начнем с Кремля, со Спасо-Преображенского монастыря".

Спасо-Преображенский монастырь

12489301_1064987356887528_8681158106250461711_o

Спасо-Преображенский монастырь. Вид со Спасской башни

26 мая 1555 года звон московских колоколов отметил важное событие в истории России. В Успенском соборе московского Кремля митрополит Макарий, идеолог и вдохновитель покорения Казани, отслужил в присутствии царя Иоанна Васильевича молебен. Сослужил ему новоизбранный по жребию на казанскую кафедру архиепископ Гурий. После молебна царь, митрополит и весь синклит проводили первосвятителя казанской земли до Фроловских ворот Кремля.

Впереди был путь длиною в месяц. Пройдя с торжественностью Коломну, Рязань и место будущих Чебоксар 27 июня Гурий прибыл в Свияжск, а на следующий день уже был в центре новой епархии Казани. Понятно, что главной задачей архиепископа Гурия было миссионерство среди нерусских народов края. Обширная провинция практически без христианского населения вот чем была Казанская земля того времени.

Помощников у Гурия было немного, но это были подлинные подвижники будущие святые Герман и Варсонофий и другие. Сеять семя веры без обучения церковнославянскому языку - языку богослужения - было невозможно. Поэтому Гурием были открыты немногочисленные (а могло ли быть их много?) школы для детей нерусских народностей. Школы же тогда были при монастырях, не стала исключением и Казань.

Уже в год своего прибытия Гурий учреждает Спасо-Преображенский монастырь. Поначалу   все   строения   были деревянными, но   через три   года   строится   небольшая   каменная   церковь во имя   святителя   Николая - церковь Николы Ратного,   обиходное название которой указывало на предназначение ее   для стрельцов   местного гарнизона.

Большие тесаные камни были уложены в два ряда, в стенах были железные связи. Небольшое, квадратное   в   плане здание   с   протяженной   трапезной, одним алтарем и   одной   главкой.   Постройка новой трапезной   позволила расширить площадь церкви.   Своды   церкви были заменены   потолком после пожара 1815 года, увеличена   общая высота здания, тогда же   был   несколько смещен   иконостас и   устроен   придел   преподобного  Иоанна Лествичника. Новый иконостас был сооружен намного позднее, в 1848 году.

Храм Николы Ратного древнее Благовещенского собора в том же кремле и, как отмечают исследователи, есть большая вероятность, что он был вообще первым каменных зданием в городе. Еще в 2005 году можно было видеть обломки одной из стен, это было всё, что к тому времени уцелело на поверхности. Старинные части храма за четыреста лет далеко вросли в образовавшийся культурный слой.

Каменное здание Спасо- Преображенского собора было построено на месте деревянного с каменным подвалом по указанию митрополита Казанского Ермогена (будущего патриарха). Строительство заняло пять лет (1596-1601). Собор стоял слева от входа в Кремль, посредине монастырской территории. У квадратного в плане здания было три апсиды, пять глав и три гульбища (галереи) Своды и главы поддерживались шестью четырехугольными стопами.

В 1729 году приподняли крышу и изменили ее наклон, главы получили опору на железные дуги. К 1765 году покрытие собора стало черырехскатным, а в 1867 году был разобран верх собора, над восточной стеной появился фронтон, а с запада построили еще одно гульбище.

Обыденная (то есть построенная по обету «об един день», т. е за сутки) церковь, сооруженная по повелению царя Ивана Васильевича и приписанная сначала к Успенскому Зилантовому монастырю, была освящена в память священномучеников Киприана и Иустины. Память их празднуется 2 октября, в день покорения Казани, возведена же она была 4 октября. Позже она вошла в число строений Спасо-Преображенского монастыря. Сгоревшая в 1595 году, церковь была отстроена из камня в тех же размерах.

Своды здания опирались на стены, от трапезной храм был отделен каменной стеной, алтарь находился позади пятиярусного иконостаса. Изнутри церковь не была оштукатурена, стены ее были только покрашены. Обветшавшая церковь была возобновлена в 1801 году, но уже в 1815 году сгорела в большом казанском пожаре. Три года спустя ее восстановили, сделав при этом храм теплым.

13913973_928127493977294_8583569880280371698_o Церковь свв. Киприана и Иустины

В колокольне монастыря располагалась с 1667 года церковь, освященная в честь Положения риз Пресвятой Богородицы. Пострадавшая при пожаре в 1694 году, церковь не возобновлялась до 173-х годов, когда и была освящена во имя св. великомученицы Варвары. После пожара 1815 года   отремонтирована   была   только двадцать один год спустя. Старую четырехярусную колокольню   в   1855 году частично перестроили, и на средства купцов Павлова и Прибыткова была возведена новая, похожая на колокольню монастыря в Раифе, с восемью колоколами и часами. Есть мнение, что после ее сноса в 1932 году эти часы установили на Спасской башне.

При больнице, на северной стороне монастыря находилась каменная Сампсониевская церковь, время строительства которой не установлено. Когда «по ненадобности и ветхости» больницу сломали, маленькая церковь расширилась размеров 7 на 3 сажени. В храме была старинная изразцовая печь, двадцать старинных образов. Уцелевшая в пожаре 1815 года, тридцать лет спустя она была разобрана, а ее иконостас продан в пестречинскую церковью

Спасская военная церковь

Спасская церковь была третьей обыденной церковью, сооруженной 4 октября 1555 года. Позже она была перенесена на ворота Спасской башни ее как раз начали возводить. Церковь была расположена с северной стороны башни, т.   е. внутри Кремля. Между башней и храмом был проход по стене, но многочисленные переделки и пожары привели к застройке прохода и расширению за его счет церкви.

Старинные рисунки, пусть и схематические, предают образ Спасской церкви как замечательного памятника псковской архитектуры. Пять лопаток (поначалу их было три) украшают северную стену церкви, на изящном восьмискатном покрытии видна одна главка. На небольшой звоннице располагались колокола.

В 1836 году император Николай I после осмотра руин церкви, распорядился восстановить ее и причислить к военному ведомству Восстановленная церковь украсилась доставленным из Петербурга иконостасом с военными атрибутами, знаменами и оружием. Со стороны Ивановской площади в 1894 году был сделан новый вход, а над ним небольшой шатер с куполом, поскольку над самой церковью купола не было уже давно.

Спасская часовня

14199239_1232991153420480_5320477309016640378_n Спасская часовня. Освящена в августе 1905 года.

14238152_1232991150087147_7638680296854780241_n

На стене Спасской башни, обращенной к Ивановской площади (площадь перед входом в Кремль раньше называлась Ивановской по расположенному рядом Иоанно-Предтеченскому монастырю) с древних времен висел писанный на доске образ Спаса Нерукотворного — такой же как на военном знамени Иоанна Грозного. Образ Нерукотворного Спаса с древних времен был на русских военных знаменах, знамена с образом Спасителя были своего рода орифламмой русских князей.

В 1863 году, когда кафедральному Благовещенскому собору выстроили новое крыльцо, перед башней соорудили часовню-павильон, аналогичную крыльцу, для сохранения иконы. В 1905 году Павел Васильевич Щетинкин, весьма известный казанский предприниматель, выстроил по проекту архитектора Ф.Н.Малиновского часовню в древнерусском стиле. Именно с этой часовни началось в 1927 году уничтожение казанских святынь.

1290117155_2_ft3908_108-7

Икона «Собор казанских святителей». Изображены святители Гурий, Герман, Варсонофий

Мы уже упоминали об архиепископе Гурии (Григории Руготине), поистине выдающемся человеке, имя которого неразрывно связано со Спасо-Преображенским собором. Упомянем о первом настоятеле монастыря архимандрите (впоследствии епископе Тверском) Варсонофии и о преемнике архиепископа Гурия на казанской кафедре епископе Германе. Все они почитаются Русской церковью как святые.

Крестовоздвиженская церковь Казанского университета

photo_0-92

Домовая церковь кн. Голицына — прототип церкви Казанского университета

s_266_b-1

Интерьер Крестовоздвиженской церкви при Казанском университете

Всем казанцам наверняка известно, что замечательный музей истории Казанского университета расположен в бывшем помещении университетской церкви. Скажем несколько слов о ее истории.

Вдохновителем строительства церкви в Казанском университете был попечитель Казанского учебного округа Михаил Леонтьевич Магницкий — личность с устойчивой одиозной репутацией. Строилась церковь, как и все главное здание университета выдающимся архитектором Петром Григорьевичем Пятницким. Великолепное здание университета получило замечательный по своим художественным достоинствам храм.

Образцом для него П.Г. Пятницкий (наверняка по совету М.Л.Магницкого) выбрал знаменитую домовую церковь министра просвещения А.Н.Голицына, построенную по проекту самого А.Н. Воронихина, и даже побывал в Петербурге для ее осмотра. В 1822 году был составлен проект однопрестольной во имя Воздвижения Креста Господня церкви, а через три года, в сентябре 1825 года она была освящена во имя Воздвижения Креста Господня. Архитектор Пятницкий взял у голицинской церкви многое: цилиндрические своды с кессонами, крестообразный иконостас с иконами без окладов ( в сущности, картинами на ветхозаветные и евангельские сюжеты), освещение через отверстие в крыше, дававшее эффект солнечного света даже в пасмурное время.

Это отверстие содержало в себе стекло ( иногда пишут, что хрусталь) желтого цвета, именно поэтому и создавалась иллюзия солнечного света. Отверстие это было оформлено как Всевидящее око, как «Отец всех светов». Благоговейному и мистическому настроению способствовало то, что свет был направлен на иконостас и уже от него распространялся по полусумеречному помещению храма.

Надо сказать, что в настоящее время мы имеем лишь единственное изображение интерьера голицынской церкви — он был утрачен в 1930 году. И если судить по фотографиям, то университетская церковь выглядит гораздо строже и, если можно так выразиться, более стильно своего петербургского оригинала. Кстати, деревянный иконостас, присланный из Петербурга был изготовлен ни кем иным, как придворным мастером Генрихом Гамбсом, тем самым, полукресло которого находилось в доме Ипполита Матвеевич Воробьянинова.

При подготовке этих заметок перелопатил кучу фотографий интерьеров петербургских церквей. И не зря: нашелся еще один иконостас в виде четырехконечного креста и иконами-картинами. И нашелся он не где-нибудь, а в церкви Семи вселенских соборов Святейшего правительствующего Синода. Появлению столь оригинальной церкви Казань была обязана двум лицам: М.Л.Магницкому и П.Г.Пятницкому.

О Петре Григорьевиче красноречивее всего говорит его постройка — главный корпус университета. Убежден, что это красивейшее учебное здание в нашем отечестве. Отойдите немного вглубь садика, так чтобы в поле зрения попал весь корпус. Вам долго не захочется отвести взгляд — у заурядного мастера так не получится.

О М.Л. Магницком сказать можно лишь то, что это был талантливый приспособленец. Зная вкусы, настроения и повадки министра Голицына, он делал все, чтобы угодить ему. Плодом этих усилий явилась рекомендация Пятницкому образца для университетской церкви и командировка его в столицу. Лучше всего о Магницком сказано в поэме Е.Евтушенко «Казанский университет»:

Царь на Руси не так уж страшен, -

страшнее царские царьки.

И, метусясь в охранном раже,

зверел Магницкий от тоски.

За православие лютуя,

являя ревностную страсть,

он веру принял бы любую,

но только ту, за коей власть.

При переменах не теряясь,

угреподобный лицемер,

он даже стал бы вольтерьянцем,

когда б на троне был Вольтер.

Но в собственную паутину

вконец запутывался он,

и присягнул он Константину,

а Николай взошел на трон.

История грубей расчета.

В расчете чуть перетончи -

и на тебе самом чечетку

другие спляшут резвачи.

И вот конец, почти острожный.

Трусит в кибитке попростей

под кличкой "неблагонадежный"

надежа прежняя властей.

Ни вицмундира, и ни бала,

и ни котлетки де-воляй...

Какая редкая опала,

когда в опале негодяй.

Единственное печатное описание университетской церкви сделано к столетию университета настоятелем этой церкви протоиереем Александром Васильевичем Смирновым (1857 - 1933), профессором Казанской духовной академии, профессором Казанского университета и депутатом IV Государственной думы.

_dsc2653-28

Замах у автора был на заметки о пяти уничтоженных церквях. Поучился один монастырь и одна церковь. Как говорится, что вышло, то вышло. Не судите строго.

Лев Жаржевский

Читайте ранее - «Куда ходили с семьей на Новой год в старой Казани». Все материалы рубрики «Прогулки по старой Казани» - здесь

Новости партнеров