04.03.2021 19:07

USD

EUR

Казань

Баумана, 62: «Пряничный домик» другого Образцова

Архив 12:13, 12.08.2016

Место в Казани, где побывала каждая приличная девушка - в серии «Прогулок по старой Казани» с Дикобром Бобровским

Читайте в предыдущей серии "прогулок" – «Баумана, 27: как выглядел городской «банк для бедняков». Все материалы рубрики - здесь. Дом 62: пряники, артисты, модистки Настала пора поговорить о доме 62/9 на углу улиц Баумана и Астрономической. В официальных документах этот дом называется так: «Дом В.Е. и В.Б. Смолиных, 1857 г., 1873 г» - именно такое название имеет этот памятник местного (муниципального) значения в городских и минкультовских документах. В литературе название этого «объекта культурного наследия» несколько иное. В.Е.Смолин благополучно становится Соломиным – «Дом В.Б.Смолина – В.Е.Соломина». В некоторых как бы краеведческих публикациях к фамилии Смолина добавляется слово «купец». Один купец Смолинского времени известен – это торговец шубным товаром Иван Потапович Смолин. Кто такой В.Б.Смолин – Бог весть. 155 лет первым соломинским пряникам Пряничное производство в Казани было сосредоточено на Б.Проломной. В конце XIX века пряники изготовляли заведения Уточкиной, Яковлева, Очелкова, Смоленцева (его дом был рядом на углу Университетской и Вознесенской, в том доме сейчас музей социалистического быта и не надо путать этот дом с теми, которые Смоленцевы выстроят позже на углу Университетской и Б.Проломной). И, конечно, в доме Василия Ефимовича Соломина - крупнейшего производителя пряников и торговца ими с 1861 года. Нетрудно заметить, что соломинским пряникам в этом году исполняется 155 лет. http://old.kazan24.ru/images/news/P1010121.JPG" class="img_top_news" alt="Фигурная пряничная доска. Собрание Русского музея Любознательный читатель вполне способен отыскать технологию производства пряников в сети. Я же только приведу пару абзацев, касающихся «отделки» тульских и вяземских пряников. Тульские и вяземские пряники выпекались в специальных жаровых печах с высотой печной камеры ),5 - 0,6 м. При такой высоте камеры получалась нормальная обжарка и хорошая пропекаемость пряников. Потом тульские и вяземские пряники отделывают способом тиражки или способом кондирования. При первом способе верхняя часть пряников может быть покрыта обычным тиражем (так называется разведенный до нужной степени сахарный сироп – Д.Б.) при помощи волосяной кисточки, после чего пряники просушиваются в сушильных камерах. Пряники, предназначенные для тиражки предварительно должны быть уложены на досках размером железного пряничного листа. Кондирование заключается в том, что приготовляется сахарный сироп (кондир) и кипятится до определенной плотности. Горячий кондир выливается в коробку из белой жести. Крышка коробки имеет 8 - 10 отверстий для стекания кондира на предварительно уложенные на ребра правильными рядами в три яруса пряники. Пряники находятся в кондире в течении часа - полутора, после чего их вынимают из кондирного ящика и располагают на проволочной решетке для просушки в сушильной камере. Остынув, кондир превращается в хорошо выкристаллизовавшиеся крупинки сахара, которые при ярком свете блестят как отшлифованное граненое стекло. И еще деталь: тесто для заварных пряников выдерживалось после замеса до года - это впечатляющий срок. Судя по всему, обязательными позициями в ассортименте пряничной торговли были т.н. "багдадские пирожки" - пряники со сладкой начинкой и пряники с разнообразными цукатами. Необходимо добавить также, что патоку, необходимую для многих сортов пряников, В.Е. Соломин производил на своем же крахмало-паточном заводе в Казани. Очевидно, что пряничное дело Соломина было хорошо налаженным и приносило хороший доход. Василий Ефимович стал настолько крепким хозяйственником и авторитетным биснесменом, что состоял членом совета и даже директором Казанского купеческого банка. «Черный кот» на Проломной Его сын Сергей был, что называется, купцом новой формации. Его интересовала на только коммерция. Он был не чужд зрелищным искусствам и в 1908 году с помощью уже упоминавшегося нами в прошлом выпуске архитектора Ф.Р.Амлонга реконструировал свой дом и организовал там кинематограф "Урания". Через пять в его дом переехал из Купеческого собрания театр миниатюр "Ша нуар" под управлением Вадима Образцова. Бог весть почему написаторы казанской википедии (этого на редкость неудачного скопища статей, зачастую вводящего в заблуждение простодушных казанцев) считают, что Вадим Образцов – предок известного театрального деятеля Сергея Образцова. Предками могут быть только мать, отец, бабушки и дедушки. Так вот: ничто, абсолютно ничто не указывает на то, что Вадим Образцов мог быть отцом или дедом знаменитого Сергея Образцова. В 1913 году в "Ша нуар" выступали очень небесталанные актеры. Вот один из газетных отзывов: http://old.kazan24.ru/images/news/tabentc1.jpg" class="img_top_news" alt=""В Казани с большим успехом идут спектакли «Театра миниатюр» под управлением г-на Табенцкого. На днях артисты театра представили казанской публике уже третью серию миниатюр. Она состояла из трех небольших пьес: оперетта Леванковского «Герой Ледовитого океана», сатирическая миниатюра Сабурова «Особа первого класса» и лирическая миниатюра «Какая наглость». Оперетта, с ее скудным сюжетом и шаблонной музыкой, была принята публикой только из-за бойкой игры артистов. Миниатюра «Особа первого класса» вызвала наибольший интерес публики. Маленькая история о том, как действительный статский советник сначала требует от кондуктора высадить из вагона 1 класса мужика с узлами, а затем, узнав, что это «член Государственной Думы», начинает перед ним пресмыкаться. В миниатюре сложился великолепный ансамбль артистов. Г-жа Зорич и г. Табенцкий покорили публику отличной игрой в веселой и игривой миниатюре «Какая наглость», умело сделанной автором из новеллы Бокаччо. Публика была в восторге". Альманах «Гриф». 1904. Господин Табенцкий из заметки – это актер, режиссер и драматург в одном лице, будущий член Ленинградского общества драматических и музыкальных писателей. Литературный талант его был бесспорен, его имя стояло в альманахах наряду рядом с именами Блока, Бальмонта, Белого, Вяч. Иванова. Открыток с Табенцким-актером было выпущено немало, но в сети нашлась лишь одна и то очень небольшая. Писал он и романсы для пьес, в которых играл: для пьесы «Вне жизни» им был написан романс «Бриллиантовые очи» - «Бриллиантовые очи, Что вы все сверкаете И во мраке тихой ночи Блеска не скрываете? Я не раз Из-за вас Мучилась, томилася! Я не раз Из-за вас Господу молилася. Ах! зачем вы, очи рая, Мир души тревожите!..» Уж очень мещанский текст, скажете вы? И будете правы – этот романс в пьесе поет лакей. http://old.kazan24.ru/images/news/381112141.jpg" class="img_top_news" alt=" Сцена из пьесы «Вне жизни». Крайний слева сидит Н.Б. Табенцкий Еще более известна г-жа Зорич. Вот что сообщают о ней справочники. http://old.kazan24.ru/images/news/zorich.jpg" class="img_top_news" alt="Зинаида Николаевна Зорич. Родилась 14 (02) апреля 1892 года в Новозыбкове (ныне Брянская обл.). Народная артистка РСФСР (3.06.1959). В 1912 году дебютировала на сцене театра Народного дома попечительства трезвости (Петербург). С 1914 года играла в театрах Казани, Самары, Саратова, Киева, Одессы, Нижнего Новгорода, Ростова-на-Дону, Баку и др.городов. С 1944 года - актриса Московского театра на Малой Бронной. Вела режиссерскую и педагогическую работу. Ушла из жизни 5 октября 1971 года (Москва). Похоронена на новом Донском кладбище. Зинаида Зорич Лучшее дело Сергея Соломина http://old.kazan24.ru/images/news/pks.JPG" class="img_top_news" alt=" Однако вернемся к Сергею Васильевичу Соломину, которого местные как бы краеведы называют Владимировичем. За ним числится очень хорошее дело: в 1914 году он издал книгу П.М.Дульского «Памятники казанской старины». Причем издал, можно сказать, образцово. Свой экземпляр автор этих строк купил в антиквариате на Литейном в 1977 г. за 150 руб. Сейчас она изредка попадается на аукционах, но стоит гораздо более серьезных денег. Лучшие модистки Казани http://old.kazan24.ru/images/news/solomin1.jpg" class="img_top_news" alt="А сейчас поговорим о дамских шляпках – у нас есть хороший повод для этого. В доме Соломина располагался магазин дамских нарядов Е.И. Победоносцевой. Оставим пока платья, блузки, юбки, корсеты и т.п. Сосредоточимся на шляпках, причем с полным на то основанием – магазин m-me Победоносцевой торговал лучшими в Казани шляпками, в ее мастерской работали лучшие модистки – так назывались мастерицы по изготовлению женских шляп, а также несложного женского платья и белья. http://old.kazan24.ru/images/news/119493_original.jpg" class="img_top_news" alt="Эдгар Дега. Модистки «Шляпные мастерские того времени работали по принципу ремесленной школы – владелица такой мастерской брала в обучение с проживанием девочек из малообеспеченных городских и деревенских семей. Постепенно они осваивали все технологические операции и секреты этого ремесла, начиная, конечно, с самых простых. В результате знаменитыми шляпницами становились самые талантливые и одаренные из мастериц, а все остальные, не блиставшие особыми способностями, были, тем не менее, грамотными специалистами, профессионально владевшими своим ремеслом», - замечает известный модельер Константин Миро. Он же, кстати, отмечает Казань как один из провинциальных центров моды. Продолжим цитировать специалиста: «В ту эпоху женщине выйти на улицу без головного убора было совершенно невозможно. Шляпа была главным аксессуаром русской модницы той поры, как, впрочем, и европейской. Любимым декором шляп были перья – поэтому они импортировались в огромном количестве. Главным требованием к шляпке той поры было то, чтобы она едва касалась прически, и было совершенно незаметно, как она прикреплена. Декор также стремился к достижению эффекта невесомости – птичка на шляпке должна была выглядеть так, будто она сию минуту готова вспорхнуть и улететь». Разумеется, все заведения, где изготавливали дамские шляпы, выписывали не только русские модные журналы, но и французские. И в первую очередь La Modiste Parisienne http://old.kazan24.ru/images/news/modistpar2.jpg" class="img_top_news" alt=" La Modiste Parisienne. Один из номеров за 1913 г. Но пришли друге времена, и многие из тех, кто носил шляпки, сменили их на платки, и лишь относительно недавно шляпы стали «брать реванш», как сказали бы выпускники журфаков. Недавняя история соломинского дома прошла на глазах читателей: в 1996 г. здание стало городской собственностью, из ДК им.Горького дом превратился в Дом работников образования, в каковом качестве сейчас благополучно пребывает. Дикобр Бобровский Читайте в предыдущей серии "прогулок" – «Баумана, 27: как выглядел городской «банк для бедняков». Все материалы рубрики - здесь. Источник фото - скриншот Яндекс-карт по Казани

Новости партнеров