20.10.2021 03:38

USD

EUR

Казань

Какой ценой построили Госбанк на Проломной

Архив 16:57, 06.07.2016

Мы продолжаем серию публикаций "Прогулки по старой Казани" с Дикобром Бобровским. Читайте предыдущие серии здесь Госбанк на Проломной: строили, строили и построили В прошлом выпуске "Как Госбанк оказался на месте дома Лобачевского" мы узнали многое о том месте, где сейчас стоит здание Национального банка Республики Татарстан. Громкое название относится к отделению Волго-Вятского Главного управления Центрального банка РФ. Но понижение в ранге нынешнего отделения не делает историю здания менее интересной. Теперь мы знаем авторов проекта (напомню: архитекторы Сапунов, Усвечев, Фролов), познакомились и с архитектором Трифоновым, при самом деятельном участии которого возводился банк. Продолжим рассказ, заметив, что сокращение КОГБ означает Казанское отделение Госбанка Проект составлен, кредиты утверждены. За работу, господа! Приходится лишь удивляться работоспособности и творческому потенциалу В.А.Трифонова, успевавшему четко и точно выполнять все свои многочисленные обязательства перед заказчиками: в том же году он одновременно со строительством здания Госбанка осуществлял постройку по собственному проекту здания Казанских высших женских курсов (ныне ул. Маркса, д. 74). В конце 1912 г., Государственный банк ходатайствовал перед министерством финансов о выделении кредита в 60 тысяч рублей «с целью обеспечения возможно скорейшей постройки для отделения нового здания». Эти средства предполагалось использовать на заготовку строительных материалов и на снос строений на усадьбе КОГБ по Большой Проломной улице. 4 января 1912 г. кредит был утвержден министром финансов. Буквально через неделю, 12 января Госбанк предложил Казанскому отделению образовать под председательством управляющего отделением и с участием контролера, нескольких наиболее опытных в строительном деле членов УСК и представителя местной Контрольной Палаты особую строительную комиссию. Она должна была приступить к заготовке кирпича, гравия, бутового камня и других материалов для будущего строительства. Уже 31 января 1912 г. состоялось первое заседание Строительной комиссии Госбанка. Через некоторое время ее состав стабилизировался. Председательствовал в ней, как правило, управляющий А.Ф.Квецинский. В апреле 1912 г. Госбанк утвердил проект Н.М.Сапунова и технические сметына постройку здания КОГБ, Совет Госбанка постановил ходатайствовать о выделении на строительство кредита в сумме 445 тысяч рублей. 7 мая 1912 г. хозяйственная часть Госбанка перевела в Казань ассигновку на 385 тысяч рублей, в дополнение к 60 тысячам, отправленным ранее. Председатель хозяйственного комитета Госбанка Е. Сланский особо отметил предпочтительность смешанного хозяйственно-подрядного способа строительства, и строго указал на недопустимость превышения вознаграждения архитектора и строителя, ограничив ее 4% от всей суммы расходов. Согласно предложенной калькуляции, архитектору Сапунову предназначался лишь 1% - 0,20% за одобренный банком эскиз; 0,60% за проект и еще 0,20% за смету, причем из этой суммы ему уже было выдано 2500 рублей. Строителю отводилось 2% на наблюдение и рабочие чертежи и 1% за составление исполнительной сметы и отчета. До основанья. А затем… На своем первом заседании 31 января 1912 г. члены Строительной комиссии приняли постановление о порядке сноса старых построек, расположенных на усадьбе банка. Было признано необходимым через публикации в казанских газетах вызвать подрядчиков, желающих участвовать в разборке зданий. Подрядчики должны были принять на себя обязательства произвести разборку построек до 15 апреля 1912 г. и вывезти весь мусор до 30 апреля. При этом годный кирпич, камень должны были остаться за банком. КОГБ приглашало подрядчиков и для участия в торгах на поставку бутового камня, песка, кирпича. Так количество необходимого для возведения банка кирпича было определено в 2 миллиона штук, из которых 600 тысяч должны были быть поставлены до 1 июля 1912 г. («Казанские губернские ведомости». 1912. 7,11,18 февраля). Единственным заводчиком, способным обеспечить стройку кирпичом эти сроки, оказался член Учетно-ссудного комитета КОГБ И.Д.Иванов. В целом за два года он поставил для нужд строительства более 3 миллионов штук кирпичей. Кроме того, его цены (21 рубль за тысячу) являлись наиболее приемлемыми в Казани, переживавшей в тот период настоящий строительный бум. В 1912 - 1913 гг. в городе развернулось широкомасштабное строительство как общественных, так и частных зданий. В Казани были заложены войсковой комиссией артиллерийские казармы, училищной комиссией сеть школ, дворянским обществом целый ряд зданий. Расширялись психиатрическая лечебница и постройки на пороховом заводе, намечалось строительство психиатрической клиники и здания Высших женских курсов. Строительная комиссия на одном из своих заседаний 14 февраля 1912 г. особо выделила факт строительства новых зданий Городского общественного и Дворянского банков, общества Взаимного кредита. Все это создавало острую конкуренцию на строительном рынке Казани и заставило комиссию КОГБ существенно пересмотреть расценки на рабочие руки и материалы. Здесь очень пригодились опыт и знания инженера В.А. Трифонова, который сумел на протяжении всего строительства найти наиболее приемлемые по качеству и ценам строительные материалы, привлечь к работе квалифицированных подрядчиков и специалистов. С января по май 1912 г. Строительная комиссия проводила торги на поставку строительных материалов, вносила последние поправки в смету, дополнения и изменения в технический проект. Подряд на снос зданий, расположенных на Б.Проломной, выиграл А.Ф.Якушев, контракты на поставку бутового камня были заключены с Горбуновым, Грубером и Михайловым. Подряд на поставку песка был передан Куликову. Свои обязанности по поставке кирпича начал выполнять Иванов. Среди архивных дел КОГБ сохранился подлинный журнал, в котором велся ежедневный учет всех видов работ, указывалось количество рабочих, занятых на строительстве, и суммы выплаченных денег. Первая запись датирована 10 апреля 1912 г. Весь этот месяц на территории усадьбы разбирались старые постройки, расчищалась строительная площадка. Комиссия большое значение уделяла подбору служебного персонала для надзора и руководства работами, для охраны материалов. Для контроля был приглашен на должность материального приказчика потомственный почетный гражданин М.Н.Казанский. Был нанят десятником саратовский цеховой М.И.Чернозубов, приглашены три практиканта, дневные и ночные сторожа и т.д. В начале мая были завершены торги на выполнение земляных и кирпичных работ, и подрядчики смогли приступить к нулевому циклу работ. Уходя – уходи Неожиданно проблемой для КОГБ стало выселение из помещений банка всех арендаторов. Еще 16 ноября 1911 г. отделение уведомило их в необходимости освободить занимаемые квартиры до 1 января 1912 г. Однако большинство владельцев магазинов и квартирантов проигнорировали требования банка. Выселение арендаторов через судебные учреждения потребовало бы со стороны отделения больших денежных затрат, а главное, заняло бы значительное время. Поэтому руководство КОГБ обратилось напрямую к казанскому губернатору с просьбой оказать содействие в освобождении своих помещений (НА РТ. ф.123. оп.1. д. 1030). Последней покинула территорию усадьбы синагога. Отделение дало им отсрочку для поисков нового помещения до 15 апреля. В конце 1912 г. еврейская община на той же Малой Проломной улице приобрела участок Е. Л.Тихомирновой, доставшейся ей по закладным от купца Ф.Л. Беленкова (ныне ул. Профсоюзная, д. 15; «Казанские губернские ведомости». 23 июля 1912). В течение двух строительных сезонов здесь был выстроен молитвенный дом, и 12 марта 1915 г. состоялось его торжественное освящение. Выпили и спели Официальная закладка здания Казанского отделения Госбанка состоялась 3 июля 1912 г. На торжества прибыли все первые лица губернии и города - казанский губернатор М.В.Стрижевский, командующий войсками Казанского военного округа генерал от инфантерии барон А.Е.Зальца, городской голова С.А.Бекетов, председатель департамента судебной палаты Н.Н.Галкин-Врасский, управляющий контрольной палаты Н.Я.Янишевский, члены учетно-ссудного комитета КОГБ, большое количество высокопоставленных лиц разных губернских ведомств и учреждений, представители всех казанских банков. Молебен с освящением стройки совершил преосвященный Михаил, епископ Чебоксарский, в сослужении с кафедральным протоиереем о.Яблоковым и священнослужителями Богоявленской церкви. После громогласного» многолетия государю императору и царствующему дому, преосвященный Михаил окропил постройку святой водой и положил в основание одного из углов здания серебряную доску. На ней были выгравированы слова: «В лето от Рождества Христова 1912-е, 3 июля, в благополучное царствование Государя Императора Николая Александровича, при председателе Совета Министров министре финансов В.Н.Коковцеве, при управляющем Государственным банком А.В.Коншине, при казанском губернаторе М.В.Стрижевском, при управляющем Казанским отделением Государственного банка А.Ф.Квецинском, строителе инженере В.А.Трифонове заложено сие здание для Казанского отделения Государственного банка». Эта доска была изготовлена за 30 рублей Торговым Домом П.В.Щетинкина (НА РТ. ф.123. оп.1. д. 1031. л. 67). Епископ заложил и первый камень в основание здания, затем эту нехитрую процедуру согласно занимаемому в губернской иерархии положению выполнили все приглашенные. Завершив эту часть торжеств, гости дружно перешли в здание бывшей синагоги, где их ждало роскошное угощение. Первый тост был провозглашен командующим войсками за «драгоценное здравие» Государя Императора. Здравица была с энтузиазмом встречена присутствующими и прерывалась троекратным пением гимна. Следующий тост в честь Государыни Императрицы, наследника цесаревича и всего Царствующего Дома провозгласил губернатор Стрижевский. Епископ Михаил не преминул поднять бокал с шампанским за здравие министра финансов. Затем шли тосты за командующего войсками, губернатора и т.д., за всех по очереди и поименно присутствовавших гостей. Интересный тост предложил С.А.Бекетов. В своей короткой речи он отметил тот период деятельности Госбанка, когда это учреждение «от службы крупной промышленности и торговле» перешло к удовлетворению потребностей простого обывателя. Городской голова поднял бокал «за прогрессивное шествие работы служащих банка, работы, направленной именно в эту сторону». «Пусть ваша работа, - говорил Бекетов, - также развивается, как развивается постройка этого здания, - доведите же ее до конца, это искреннее пожелание от лица нашего города». Сам же Сергей Андреевич был известен не столько работой, сколько похождениями с гимназистками в номерах «Франция» (сейчас там гостиница «Джузеппе»). Газетчики с присущей их профессии ехидством констатировали, что «всех тостов было бесчисленное множество и шампанское лилось рекой». Не забыты были и сами представители печати. От лица всех собравшихся были отправлены телеграммы в адрес министра финансов, управляющего Госбанка и бывшего управляющего КОГБ А.И.Светлицкого. В ответных телеграммах те благодарили казанцев за внимание и доброе пожелание. Управляющий Госбанком А.В.Коншин выразил уверенность в том, что возводимое здание предоставит клиентам банка новые удобства и облегчит служащим отделения их тяжелую работу. («Казанский телеграф». 1912. 4,5,6,8 июля; «Волжско-Камская речь». 1912. 4 июля). Были признаны сильно изувеченными На наш взгляд, нет необходимости в детальном описании хода строительства нового здания КОГБ. До нашего времени дошли протоколы заседаний строительной комиссии отделения с подробным изложением этапов работ. Отдельные сведения приведены в книге «Банк на все времена. Государственный банк в Татарстане: вчера, сегодня, завтра». Берлин, 1997, а также в публикации Ю.Васильевой и Т.Зайцевой «Казанское отделение Государственного банка России» (Гасырларавазы. - ЭХо веков. 1997. № 1/2. С. 62-70.) Более интересным нам представляйся освещение эпизодов, не зафиксированных в сухих протоколах. На строительстве нового здания банка произошло несколько несчастных случаев. Некоторые из них имели особенно тяжелые последствия для пострадавших. Так, 6 сентября 1912 г. в 9 часов утра с высоты 4 сажен упал и сильно разбился рабочий И.Т.Козлов 24 лет. Он был отправлен в земскую больницу («Волжско-Камская речь», «Казанский телеграф». 7 сентября 1912). Через месяц, 10 октября при установке железобетонных перекрытий с лесов сорвался плотник Сидоров двадцати лет. Пострадавшего немедленно доставили в Шамовскую больницу. Врач констатировал паралич ног, перелом ключицы в правой руке и множество ушибов по всему телу («Волжско-Камская речь». 12 октября 1912). Администрация банка поспешила обеспечить Сидорову «полное удовлетворение» за увечье, понесенное им во время работ. Инженер-технолог И.Г.Грингоф выдал компенсацию и взял у пострадавшего расписку об отсутствии со стороны Сидорова материальных претензий к КОГБ (НА РТ. ф.162. оп.1. д. 2780. л. 29). Год спустя, 7 августа 1913 г. в б часов утра произошло новое несчастье. Рабочие-маляры для окраски задней стены здания установили временные леса. Построенные на «живую руку», они не выдержали и рухнули вместе с рабочими. Под обломками оказались задавленными двое из них: Иван Царев 58 лет и Ефим Глухов 22 лет. Они в бесчувственном состоянии были отправлены в земскую больницу и оба пострадавших были признаны «сильно изувеченными» («Волжско-Камская речь». 8 августа 1913). Лепщик, ставший лучшим латвийским скульптором Совет Государственного банка постоянно держал под контролем строительство здания Казанского отделения. Не довольствуясь отчетной перепиской, он направлял в Казань для оценки ситуации своих представителей. В сентябре 1912 г. прибывший с этой целью Р.П.Голенищев в целом остался доволен ходом строительства, выполнением технологических требований, хотя и высказал целый ряд замечаний по качеству используемых материалов. Так как детальные чертежи для наружной отделки и внутреннего убранства здания отсутствовали, Голенищев высказал пожелание «для сохранения утвержденной банком идеи проекта и общей цельности впечатления» поручить их составление самому автору - архитектору Н.М.Сапунову (НА РТ. ф.162. оп.1 д. 2777). Строительная комиссия 30 октября 1912 г. приняла условие Сапунова на изготовление им детальных чертежей и шаблонов внутренней и внешней отделки здания, оценив эту работу в 1.500 рублей, а также выделила 160 рублей для поездки архитектора в Казань. В январе и апреле 1913 г. Н.М.Сапунов переслал через Госбанк более 40 шаблонов (рисунков) главного фасада и внутренних помещений. Среди них были в частности, шаблоны государственного герба, гербов Казанской и Санкт Петербургской губерний на фронтоне здания, образцы орнаментов, профили карнизов, детали колонн и боковых фасадов. Казанское отделение весной того же года просило архитектора ускорить присылку чертежей внутренней отделки помещений и образцов поковок наружных решеток и зонтов (НА РТ. ф.123. оп.1. д. 1030). Лепные работы по представленным образцам велись в КОГБ вплоть до 1915 г. В феврале этого года два мастера-лепщика М.А. Густов и К.Ф.Залита завершили оформление: первый - помещения сберкассы и вестибюля, а второй - парадной лестницы здания и стен. Чтобы понять, кто именно подрабатывал лепщиком, наберите в поиске «Карлис Зале Рига братское кладбище». Автор великолепного памятника Свободы и впечатляющих скульптур на Братском кладбище Карлис Зале и есть тот самый Карл Федорович Залита, учившийся в то время в Казанской художественной школе. Здание построено К середине 1913 г. здание Казанского отделения было вчерне завершено. В нем были начаты работы по отделке внутренних помещений, продолжавшиеся и весь 1914 г. Несмотря на то, что благоустройство помещений еще продолжалось, 1 сентября 1914 г. отделение официально переехало в новое здание на Большой Проломной улице. На его освящение было выделено всего 100 рублей (шла война и приличия требовали не роскошествовать), а расходы на переезд составили 600 рублей. Выстроенное здание удовлетворяло всем канонам современного банковского учреждения. В главном здании КОГБ разместились все основные подразделения, службы и отделы банка, а также жилые помещения. В полуподвальной части расположились 10 однокомнатных квартир площадью около 6 кв. саж. и котельная. На 1 этаже помимо сберегательной кассы площадью 30 кв. саж., 57 кв. саж. занимала квартира управляющего, состоявшая из 7 комнат. Площадь общего операционного зала, находившегося на втором этаже, составляла более 57 кв. саж. Протяженность барьерных линий достигала 13 саж. В обычный присутственный день операционный зал отделения мог принять одновременно 80, а зал сберкассы около 100 человек. В бойкий день по операциям отделения одновременно могли присутствовать до 50, а в сберегательной кассе до 200 человек. Помимо основного здания во дворе участка был выстроен новый корпус квартир. Здесь в квартирах из 5 комнат каждая проживали контролер и кассир КОГБ. В перестроенном и надстроенном третьим этажом старом флигеле, ранее занимаемом синагогой, разместились квартиры заведующего хозяйством (4 комнаты), помощника бухгалтера 1 разряда (2 комнаты) и 7 однокомнатных квартир низших служащих. Главное здание первоначально отапливалось печами, а с 1914 г. в нем было проведено водяное отопление. http://old.kazan24.ru/images/news/bank71.jpg" class="img_top_news" alt=" Здание Госбанка вскоре после постройки. Справа дом С.С.Губайдуллина, слева дом Оконишникова. Безопасность прежде всего Отдельные работы в новом здании банка продолжались вплоть до 1916 г. Так, только в 1915 г. в здании была установлена секретная сигнализация. Производивший ее наладку младший механик казанской телефонной сети Н.А.Васильев несколько раз был вынужден перенастраивать охранную систему. В марте 1916 г. при осмотре сигнализации выяснилось, что в операционных залах звонки издавали недостаточно сильный звук, что потребовало их замены. Так как в Казани звонков с громким боем не нашлось, их пришлось выписывать из столицы. Следует отметить, что проблемам безопасности и обеспечения строжайшей охраны ценностей в КОГБ уделялось самое пристальное внимание. В 1915 г. среди нижних чинов отделения насчитывалось 24 караульных, 9 сторожей, 2 дворника, 2 швейцара. Кроме того, для наблюдения за клиентами были привлечены и 7 мальчиков, оказывавших помощь сторожам по обслуживанию операционных помещений в присутственные дни. В связи с мобилизацией части нижних чинов на фронт на оставшийся персонал легла большая нагрузка. Так число караульных сократилось до 14, а сторожей до 7 человек (НА РТ. ф.123. оп.1. дд. 2122, 2222). Схема охраны банка была отлажена с точностью часового механизма, расписание дежурств устанавливалось управляющим КОГБ. Обязанности их проверки были возложены на заведующего хозяйственной частью Один из чиновников в 9 часов утра принимал дежурство, с 3 до 6 вечера его подменял заместитель. Помимо швейцара в здании банка находилось два ночных сторожа, два караульных располагались непосредственно при кладовой банка. Шесть сторожей производили наружный обход, сменяя друг друга через каждые 4 часа (НА РТ. ф.123. оп.1. д. 211). На вооружении нижних чинов состояло 20 револьверов системы «Наган», 2 - системы «Смит-Вессон», 4 - системы «Бульдог» и 7 шашек (НА РТ. ф.123. оп.1 д 1531. л. 81). В 1915 г. в КОГБ насчитывалось 12 металлических шкафов и сундуков для хранения ценностей. Из них 7 размещались в разменной кассе, 4 в кладовой и один шкаф располагался в ссудной кассе. В самой кладовой помимо шкафов и ящика для перевозки ценностей находились два стеллажа для серебра и семь стеллажей для золота. До настоящего времени в кладовой банка сохранились несгораемые и решетчатые двери, изготовленные акционерным обществом «Артур Коппель». Общий вес дверей составляет более 70 пудов. Надо все же отметить, что при установке замка от решетчатой двери возникли проблемы, но с ремонтом удачно справились местные мастера заводчика Г.И.Козлова. http://old.kazan24.ru/images/news/bank18.jpg" class="img_top_news" alt=" Дверь в кладовую банка http://old.kazan24.ru/images/news/bank41.jpg" class="img_top_news" alt=" "Золотая кладовая" http://old.kazan24.ru/images/news/bank32.jpg" class="img_top_news" alt=" Уголок "золотой кладовой" http://old.kazan24.ru/images/news/bank51.jpg" class="img_top_news" alt=" Мальчики-служащие банка для наблюдения в операционном зале http://old.kazan24.ru/images/news/bank21.jpg" class="img_top_news" alt=" Перевозка монеты Еще до официального переезда КОГБ в здание на Б.Проломной улице в кладовую банка поступили не только ценности, хранившиеся ранее на Черноозерской улице, но и переведенные из эвакуированных в Казань отделений западных губерний империи. Под кладовую для хранения золота было приспособлено даже помещение архива. Так 9 августа 1914 г. в Казань прибыл очередной транспорт золота. При перевозке слитков в КОГБ были использованы 30 трамвайных вагонов. В течение 1914 - 1917 гг. в Казанском отделении была сосредоточена большая часть золотого запаса России, впоследствии захваченного и вывезенного из Казани чехословаками. Эта печальная страница в истории КОГБ в наше время стала сюжетом нескольких книг и фильмов. Капитализм – это учет Только в феврале 1916 г. КОГБ направило в Госбанк отчет по постройке новых зданий для отделения. Председатель хозяйственного комитета А.Чигаев остался недоволен представленными документами, прежде всего превышением сметной суммы, выделенной на строительство. Он потребовал от Казанского отделения составить точный свод расходов и «вообще дать в таблице полную и ясную картину финансового положения всей постройки в общих цифрах» (НА РТ. ф.123. оп.1. д. 2135). Первоначально выделенной суммы в 445 тысяч рублей не хватило. Вынужденный перерасход составил более 76 тысяч рублей, а общая стоимость строительных работ составила более 520 тысяч рублей. http://old.kazan24.ru/images/news/bank61.jpg" class="img_top_news" alt=" Здание банка в начале 1930-х гг. Вверху надпись на русском и татарском "Народный комиссариат финансов АТССР (некоторое время здесь действительно располагался республиканский Наркомфин) Из документов следует, что вознаграждение инженера В.А.Трифонова составило 12400 рублей, архитектора Н.М.Сапунова 4161 рублей 45 копеек. В ведомостях присутствует фамилия Ф.В.Усвечева, получивше¬го за свои труды по составлению проекта 750 рублей. Этим прямо подтверждается факт участия архитектора в создании эскиза здания КОГБ и воплощение его идей в осуществленном в 1912 - 1914 гг. проекте (НА РТ. ф.123. оп.1. д. 962. л. 39об; д. 1039. л. 71). С возведением здания КОГБ Казань приобрела уникальный в своем роде образец архитектуры, столь выделявшийся в рядовой застройке провинциального города. Дикобр Бобровский P.S. Благодарю архитекторов Ю.Васильеву, Т.Зайцеву, историков Радика Салихова, Рамиля и Лилию Хайрутдиновых и отдельно журналиста Владимира Герасимова. По их добротным и профессиональным материалам и написаны эти заметки. Читайте все материалы "Прогулки по старой Казани" с Дикобром Бобровским здесь

Новости партнеров