24.09.2017 00:54

USD

EUR

Казань

Татарстан во главе Поволжья - все «за» и «против» возможной территориально-административной реформы

Политика 13:07, 12.09.2017

На прошлой неделе в популярных криптоканалах и среди пользователей соцсетей стала активно распространяться информация о будущем устройстве регионов страны, и в частности Приволжского федерального округа. Основная мысль в том, что в России якобы готовится укрупнение субъектов федерации путем объединения ряда регионов, республик и областей с центрами в наиболее крупных городах. И якобы именно эта идея станет едва ли не определяющей в ходе правления Владимира Путина, в случае его победы на выборах в 2018 году. Что это даст республике и чем грозит – в материале «Казань24»

Суть проекта

images (1)

Речь идет о том, что в России (в который уже раз) грядет реформа территориального деления регионов, сводящаяся к их укрупнению. В последние годы эта тенденция стала проявляться на примере дальних и северных окраин страны. Вместо 89 регионов по состоянию на 2000 год сейчас осталось 83. Зато все популярнее в названии субъекта стало наименование «край», столицами которых в советское время были лишь Краснодар, Красноярск, Хабаровск, Владивосток и Ставрополь. Но теперь их стало больше – в 2003-08 годах страна получила Пермский, Забайкальский и Камчатский края. Вместе с тем с карты России исчезли 6 субъектов, которые влились в более крупные регионы. Это Коми-Пермяцкий, Таймырский, Усть-Ордынский, Эвенкийский, Агинский, Корякский АО. Также предлагалось объединить Ненецкий АО с Архангельской областью, Московскую и Тверскую области. Но эти проекты, активно обсуждавшиеся в середине «нулевых» годов были заморожены.

Были предложения и по слиянию других регионов страны. Но, во-первых, все они Татарстан серьезно никак не затрагивали, а во-вторых, не получили продолжения ввиду неблагоприятной экономической обстановки в субъектах, подавляющее большинство из которых являются дотационными, и где объединение еще сильнее усугубило бы ситуацию с рабочими местами.

Сейчас полем для экспериментов, по-видимому, становится Приволжский федеральный округ, а главным инициатором – замруководителя Администрации Президента РФ Сергей Кириенко. Место выбрано неслучайно – бывший премьер хорошо знает проблемы каждого региона, округ ему знаком как по работе в Нижегородской области, так и в качестве полпреда Президента России.

Картинки по запросу сергей кириенко

Нынешний полпред Михаил Бабич в Кремле на хорошем счету, и, как утверждают, СМИ – именно ему и доверят проведение ключевого для страны эксперимента. В случае его успешного завершения в  экономически развитом округе страны (за исключением двух столиц), опыт могут распространить на всю Россию.

Как пишут авторы Телеграм-канала «Методичка», на данный момент ключевой вопрос – определить центр этого самого мегарегиона. Здесь нужно сделать выбор между тремя крупнейшими городами ПФО. В одинаковой степени на эту роль могут претендовать Нижний Новгород, Казань и Самара. Причем отмечается, что решающим будет фактор развития экономики и инвестиционной привлекательности, а не какие–либо национальные вопросы.

По мнению авторов, Казань и лидер Татарстана являются своеобразными фаворитами в этой гонке. И этом, как пишет «Методичка», может стать своего рода компенсацией Татарстану за непродление договора с Москвой. То есть должен произойти своего рода обмен – национальный суверенитет уступит место отказу от национальной идеологии при привлечении дополнительных средств и ресурсов других национальных республик Поволжья, которые должны будут «выстроиться» под Казань, где сейчас ведут наиболее понятную и известную Москве экономическую политику. Другой вопрос – все это в истории уже было и заканчивалось порой сомнительными результатами.

История вопроса и как Татарстан Казанской губернией побывал

Пожалуй, в мире нет ни одной страны по уровню развития и степени влияния схожей с Россией, где территориально-административное деление менялось бы столь часто. Особенно ярко это проявилось на примере Поволжья и Татарстана, в частности. Если говорить о границах более менее приближенных к советским, то нечто подобное тому, что предлагают сторонники укрупнения регионов уже было…. после взятия Казани в 1552 году. Сначала это называлось Казанским царством, а после реформ Петра, с 1708 года – Казанской губернией. Тогда в состав этого региона, размером в четверть Европы, входили земли от Нижнего Новгорода до Астрахани. Потом она превратилась в провинцию, а затем и наместничество. Современные области Поволжья постепенно выходили из ее состава. В итоге к концу 18-го века в Казанскую губернию входило полтерритории современного Татарстана (с Мамадышем на восточной границе), полностью Чувашия и Марий-Эл, а также части Ульяновской и Кировской областей.

При этом Казань не потеряла своих позиций, став сначала военным, а затем и учебным окружным центром Поволжья. То есть, говоря современным языком – именно здесь находился штаб округа и главк управления Министерства просвещения. Самыми крупными городами считались Казань и Чистополь, а вот Йошкар-Ола и Чебоксары тогда имели по 3-4 тысячи населения – куда меньше чем Тетюши, Мамадыш, Буинск или Болгар (тогда Спасск). В таких границах и составе губерния и просуществовала до революции.

карта казанской губернии

В смутные годы гражданской возник еще один территориальный монстр – штат Идель-Урал, с территорией современного Башкортостана, юго-востока Татарстана и части Оренбургской и Самарской областей. Однако он существовал по сути только на бумаге, поскольку реальных органов власти на земле, постоянно переходившей от «белых» к «красным» по большому счету не было. Все изменилось в 1920 году, с образованием ТАССР. В нее вошли уезды и волости Симбирской, Самарской, Вятской и Уфимской губерний. А вот то, что ранее принадлежало западу Казанской губернии – отделилось, став национальными автономиями чувашей и марийцев. Именно тогда в состав Татарстана вошли имеющие сейчас огромное значение для республики Елабуга, Бугульма, а также деревни Челны и Акташ, спустя 40 лет ставшие автомобильной и нефтяной столицами Татарстана - городами Набережные Челны и Альметьевск. В 1922 году соседи-башкиры пытались вернуть себе территории нынешних Актанышского, Муслюмовского, Азнакаевского и Ютазинского районов – но получили отказ в ЦК партии.

В 1952-53 годах Татарстан и вовсе раздробили – на Казанскую и Чистопольскую области с краевым центром в Казани. Появилось два обкома, два Совмина, а могло бы быть и по три – но Бугульминскую область создать просто не успели. Со смертью Сталина неизвестно для чего затевавшийся эксперимент был свернут, и к нему больше не возвращались.

Что интересно, несмотря на то, что население Казани как крупного центра росло, а промышленность прирастала все новыми и новыми гигантами, значение города, как и республики в целом было несравнимо с дореволюционным. Неслучайно власти ТАССР трижды обращались с просьбой о представлении республики статуса союзной со всеми вытекающими привилегиями (например, строительство метро и лучшее продовольственное снабжение), но неизменно в союзном центре понимания не встречали.

ельцин в казани

Все изменилось в 1990 году, когда Татарстан во главе с первым президентом Минтимером Шаймиевым стал одним из регионов-лидеров зарождающейся новой России. Приезд Бориса Ельцина  многое дал городу, почти мгновенно вернув ему утерянные позиции, а республика получила возможность встать сначала наравне с союзными республиками угасающего СССР, а затем и вовсе, заключив договор с Москвой, иметь право на особый статус в составе России. В Татарстане появились паспорта с национальным вкладышем, свои автомобильные номера (с изображением флага), при этом были установлены налоговые преференции и существенно снижен уровень налоговых отчислений в федеральный бюджет.

С середины 2000-х годов все эти льготы у республики постепенно исчезали. Сначала полностью привели Конституцию в соответствие с федеральной, затем убрали финансовые льготы, а этим летом Москва и вовсе отказалась продлевать договор с Татарстаном. Стало понятно – назревают пока не заметные широкой общественности перемены.

Возможные плюсы и минусы укрупнения для Татарстана

Картинки по запросу казанский кремль

Если брать вариант объединения регионов, как вероятный, то здесь стоит рассмотреть плюсы и минусы для Татарстана в 2 вариантах – в том случае, если центр объединенного округа (края) будет в Казани, либо рассмотреть ситуацию со стороны, когда нынешняя столица республики не будет играть первую роль. Но, по большому счету, можно констатировать соотношение положительных и отрицательных сторон даже при самом благоприятном варианте все равно будет примерно 40 на 60 в пользу последних. При этом стоит отметить, что все моменты даются как в экономической, так и политической плоскости.

В случае, если Казань становится столицей нового макрорегиона - плюсы политические практически очевидны. Глава республики, а он на 100% и станет руководить новым регионом, значительно усиливает свои позиции в российской власти, по сути, получая статус того же полпреда Президента России, а также руководителя и вершителя судеб территории, равной по площади такой стране, как Франция, и населению всего Бенилюкса.

Читайте также: Президент Татарстана вошел в число самых влиятельных людей России по версии журнала GQ

Не совсем ясно, какая судьба в этом случае ожидает наместников главы государства в федеральных округах. В том случае, если весь данный сценарий будет реализован, институт разного рода инспекторов и представителей будет просто не востребован. Руководители регионального уровня  получают прямой выход на уровень федеральный, минуя разного рода посредников, которые сейчас существуют в Нижнем Новгороде. Сама нынешняя столица Татарстана в данном случае приобретает особый статус и уже без всяких патентов закрепляет за собой статус «третьей столицы России» - как центр региона, где проживает пятая часть населения страны, а города, сравнимые с Казанью – Нижний Новгород. Самара, не говоря уже об Уфе – попадают в зависимое от нее положение. И здесь несомненный плюс и для мэра столицы Татарстана, который по своему влиянию поднимется на уровень главы крупного субъекта федерации.

"Идея сама по себе здравая, и к ней несколько раз подходили разные люди, верстались экономические зоны на манер федеральных округов, безусловно, на практике это полезно, другое дело, что этот процесс для текущей политики неочевиден. Польза может быть только в самодостаточности объединенных регионов: берем сильный, слабый и они превращаются в стабильный регион, который не требует федеральных дотаций, и экономически сам развивается", - сказал в интервью ТАСС председатель фонда "Петербургская политика" Леонид Давыдов.

Говоря об экономической стороне вопроса, среди плюсов можно отметить сосредоточение финансовых ресурсов группы весьма небедных регионов, а также получение дополнительного рынка сбыта для таких промышленных гигантов Татарстана, как «Татспиртпром», «Просто молоко» и других. Понятно, что при политическом ресурсе они будут занимать главенствующее положение в регионе. При этом почти каждый регион дает что-то свое, чего сейчас нет или оно не совсем развито в Татарстане. К примеру, в Мордовии развито стекольное производство и химическое машиностроение, в Чувашии – тракторно-бульдозерное производство, В Марий-Эл и Кировской области – лесная и деревообрабатывающая промышленность, Ульяновская и Нижегородская области славятся своими внедорожниками и грузо-пассажирскими автомобилями, в Удмуртии сильна оружейная промышленность, ну а «АВТОВАЗ» в Самарской области вообще выпускает 70% всех легковушек в стране. И это еще не говоря о космической отрасли и весьма развитой нефтепереработке. Впрочем, все эти вышеназванные плюсы при всей их важности далеко не для всех могут перевесить недостатки возможной реформы.

Главный политический минус такой ситуации: Татарстан как фронтмен такого региона де-факто становится как бы министром без портфеля. Республика в этом случае однозначно теряет свою национальную идентичность, а о равноправии русского и татарского языка при этом можно будет и вовсе забыть.

учебник татарского

Минус второй – сложность компромисса между элитами. Сейчас для Татарстана, даже несмотря на крах ряда банков, характерна политическая стабильность, а все кланы и элиты находятся в ладу друг с другом, контролируя те иные сферы. В случае объединения полжение может измениться – понятно, что те, кого «влили в состав» вынуждены будут договариваться с руководством региона, освободятся десятки, а то и сотни «теплых мест», и вся эта армия недовольных будет направлена против руководства региона, причем здесь может не помочь даже полная поддержка Москвы.

Вопрос третий – формирование руководящего состава региона. При том обилии национальностей в будущем субъекте-гиганте все равно придется искать место в суперправительстве не только татарам, но и чувашам, марийцам, удмуртам, мордве, а также представителям того или иного региона, либо создавать огромный институт заместителей по бывшим областям и республикам – но тогда в чем смысл объединения?

Минус четвертый – отношение к самим татарам. Вполне понятно, что представители тех народов, что войдут в состав нового региона будут чувствовать обиду по отношению к второй по численности нации России. Для всех них нынешние столицы регионов являются не просто административными центрами, но и своего рода символами нацсознания. В данном случае они не только потеряют национальную самобытность, но и будут обвинять Казань и татар в лоббизме. И здесь город потеряет свой позитивный в Поволжье имидж, так необходимый для развития туризма и привлечения инвестиций, а национальный вопрос может вновь обостриться. Именно об этом в интервью «Идел. Реалии» еще несколько месяцев назад заявил политолог из Марий-Эл Константин Сорокин: «Данное гипотетическое объединение вполне может вылиться в угрозу для развития марийского народа и не только его. Более того, если называть вещи своими именами, то по результату мы получаем совсем не вхождение в состав или слияние, а обыкновенное поглощение. Пёстрая и консолидированная элита Татарстана встанет над нашей республикой».

заводы татарстана

Если говорить о минусах с точки зрения экономики Татарстана, то здесь они очевидны. Причем  почти одинаковы как в случае если столица нового региона будет в Казани, так и в случае, если она будет в другом городе.  На данный момент РТ производит почти 20% регионального продукта всего ПФО, а по своему объему ВРП республики больше, чем у Марий-Эл, Чувашии, Мордовии, Удмуртии, Ульяновской и Кировской областей – вместе взятых. Все эти республики – дотационные. И понятно, что выравнивать положение дел придется именно Татарстану, и, скорее всего, за счет своего бюджета и, возможно, бюджета отдельных холдингов. Кроме того, есть и проблема межрегиональной миграции. Сейчас в депрессивных регионах жители малых городов стремятся в областной центр. В случае, когда все они скатятся на уровень обычных городов – все будут переезжать уже напрямую в Казань, которая может просто не справиться с таким резким ростом - город может превратиться в подобие Краснодара, где за несколько лет почти в полтора раза выросло количество жителей, а инфраструктура не успевала за взрывным ростом.  Также могут быть нарушены существующие сейчас межрегиональные горизонтальные экономические связи, которые в условиях работы в одном регионы будут просто неэффективны.

По мнению некоторых экспертов в подобных реформах вообще нет смысла - они просто не принесут никакого эффекта: «Очевидно, что вопросы такого рода требуют многолетней и даже многодесятилетней проработки самых передовых научно-практических  коллективов. Однако на сегодняшний день такие группы не сформированы, а если они сформированы и действуют, то эта деятельность идет в обстановке такой строжайшей секретности, которая граничит с полным бездельем. Поскольку ни одной утечки, ни одного документа, ни одной весточки о том, что нечто в этом отношении делается, нет. Мы не располагаем ничем. Есть очень серьезные проблемы, связанные с закредитованностью регионов, которые обусловлены системой распределения налогов, которая, в свою очередь, обусловлена системой формирования региональных элит и их невозможностью эффективно распоряжаться деньгами, оставляемыми в регионах – и так далее, и так далее, и так далее, одно цепляет за себя другое. Но совершенно очевидно, что никакое укрупнение, никакое механическое объединение этих проблем не решит», - считает политический обозреватель портала «Полит.ру» Андрей Щербаков.

Что же касается ситуации, когда Казань не будет столицей объединенного макрорегиона, то здесь вопросов может быть ещё больше. С точки зрения политики и межнационального вопроса второй по численности народ России, лишившись не только особого статуса, но и древней столицы, статуса президента, родного языка и ряда других аспектов, почувствует себя проигравшим, часть местной элиты - обиженной. Возможно, появятся серьёзные разногласия с властями других регионов. И это, скорее всего, ударит ещё и по экономике республики, успешность которой менее успешные соседи наверняка захотят проверить на прочность, а административный ресурс будет в этом главным помощником. Казань может потерять как в плане туризма, так и в вопросе привлечения зарубежных инвестиций, сложнее будет проводить внешнюю экономическую политику, налаживать связи с зарубежными партнерами и компаниями, в том числе исламскими, где Татарстан в последние годы наработал прочные связи. В итоге все это, на наш взгляд, может превратить процветающий ныне регион в расширяющийся почти ежегодно список дотационных субъектов федерации.

народы поволжья

Но самое главное, что проведение подобного эксперимента в стабильном Поволжье может быть опасно и для России в целом. Здесь и проблемы управляемости, и сосредоточение огромной власти в руках главы одного региона, и борьба тех самых региональных элит, а самое главное – национальный вопрос. Как соблюсти в одном котле интересы больше 20 народов, для большинства из которых эта земля не просто место проживания, но и символ Родины? Пока здесь больше вопросов, чем разумных ответов.

Читайте также: Политика - как футбол, политики - как Валуев. Как «Живой баттл» стал площадкой для дискуссий в Казани

живой баттл казань штаб

Тимур Хасанов

Фото:marketologi.ru, polit.ru, arhiv.gov.ru, biography.ru, arhivurokov.ru

Новости партнеров