23.01.2022 06:49

USD

EUR

Казань

Мобилизация, фосген и госпитали: как Казань участвовала в Первой мировой войне

10:26, 25.01.2017

200-тысячный город разом получил десятки тысяч беженцев, раненых, инвалидов и военопленных. Лев Жаржевский - о плате за предвоенный патриотизм

Портал «Казань24» продолжает публикации «Прогулок по старой Казани» (все материалы рубрики- здесь ) в компании известного бытописателя Льва Жаржевского. В прошлой серии мы говорили про «5 красивых церквей Казани, которых не увидеть туристам».  Сегодня вспоминаем Казань в первую мировую войну.

«Оказывается, есть такое течение в в местной самодеятельной исторической мысли: Первая мировая война, дескать, весьма мало сказывалась на повседневной жизни. - рассуждает наш проводник по старой Казани Лев Моисеевич. - Ну, если за изменения принимать землетрясение или эпидемию чумы, то да, не сказывалась. Во всем остальном же - еще как».

Первая мировая и повседневный быт казанцев

0_c1570_cd3bcd76_orig

Рыбнорядская (ныне Пушкина) улица. Патриотическая манифестация 20 июля 1914 г.

Мобилизация в Казани

Но раз многие люди думают именно так, то какая-то причина для этого должна быть. Почему они так думают? «Потому что» — на ум любому жителю Казани сразу же приходит этот ответ, приписываемый одному популярному в недавнем прошлом местному политическому деятелю. Попытаемся выйти за рамки этого ответа. И присмотримся к газетам — обычному источнику для исторических исследований.

Полистаем две крупнейших казанских газеты того периода — черносотенный «Казанский телеграф» и кадетскую «Камско-Волжскую речь» начиная с 1 августа 1914 года. Все как положено: манифесты, сообщения о всеобщем патриотическом подъеме, промонархических манифестациях, побегах гимназистов на фронт и т. д. И ни слова о том как в Казани, центре обширного военного округа идет мобилизация.

И как убывают на фронт, как сказали бы сейчас, «части постоянной готовности», например, 5 Каргопольский драгунский полк, стоявший в новых казармах на Оренбургском тракте. А ведь Казань была центром формирования 16 армейского корпуса, вошедшего затем в 4 армию. Ни единой заметки об этом в газетах вы не найдете. Почему? Потому что все дело в военной цензуре.

Временное положение о которой было опубликовано в «Правительственном вестнике» перед самым началом войны. Перечень сведений, запрещенных к публикации последовательно и неуклонно расширялся. Всеобъемлющий, тотальный характер военной цензуры привел к тому, что русские газеты периода Первой мировой вряд ли могут служить полноценным источником по истории этого времени.

Любознательный читатель ожидаемо напомнит автору этих строк про архивы. Что ж, ответит автор, отправьтесь на Кави Наджми и попросите дать вам дела, относящиеся к военной Казани. Вам объяснят, что практически все документы военного характера давно сданы в центральные военные архивы. Но положение спасает словечко «практически» и должная внимательность исследователя. И тогда чудесным образом появляется возможность узнать в деталях, с точностью до отдельно здания, где именно располагались при мобилизации формируемые в Казани части и подразделения.

Geisman_Platon_Alexandrovitch

Генерал-от-инфантерии П.А.Гейсман руководил отмобилизованием 16 армейского корпуса.

Посмотрим только на штаб и управление корпуса. Мы узнаем, что штаб 16 армейского корпуса располагался на Георгиевской ул. в доме Щетинкина (казанские старожилы знают это здание как Татвоенкомат на ул. Свердлова). В деталях известно, где формировалась корпусная комендатура, конвой при штабе корпуса, управления корпусных интенданта и инженера, корпусной врач и ветеринар, корпусной контролер и корпусной казначей, корпусная почтовая контора и телеграфная станция.

Мы узнаем, опять-таки в деталях, где конкретно формировались ветеринарный лазарет, санитарно-гигиенический отряд, рабочая рота, корпусной продовольственный транспорт. Наверно уже можно раскрыть секрет, какими банями пользовались мобилизованные нижние чины — это были бани Гутмана и баня Попова, обе в Суконной слободе.

Казань — госпитальная база

При Казанской общине сестер милосердия Общества Красного Креста был создан лазарет с 12 отделениями. Попечительницей лазарета была супруга последнего казанского губернатора камергера П.М.Боярского Елизавета. Основной лазарет на 110 коек находился при известном многим казанцам здании Общины сестер милосердия на Бол. Красной. Отделения размещались в известных зданиях: в доме Алафузова в Адмиралтейской слободе (40 коек), на Дальне-Архангельской в д. Петцольда (25 коек), в доме Кекина (на 35 коек), в доме Высших женских курсов (на 20 коек), в доме Колмаковой (45 коек) и др.

Четыре госпиталя открыло Купеческо-биржевое общество: на Георгиевской в доме Щетинкина,на Проломной в его же доме, на Грузинской в здании Коммерческого училища, на Московской в доме Землянова. Но главной силой в развертывании госпиталей были, как и по всей России Всероссийский союз городов (67 госпиталей) и Всероссийский земский союз (38 госпиталей). Размеры этих госпиталей были очень различны - от 10 до 325 коек.

Сведения о госпиталях довольно хорошо документированы. Казань того времени была крупным медицинским центром с медицинским факультетом университета. Окружной военный госпиталь, губернская земская больница, городская Шамовская больница, довольно многочисленный для того времени медицинский персонал, наличие походящих зданий с водопроводом - все это сделало Казань весьма значительной госпитальной базой.

13613164_1239566202722169_6490925979943872665_o Открытие мусульманского госпиталя в Казани в присутствии муфтия, губернатора и городского головы.

Военнопленные в Казани

25 сентября 1914 года Советом министров России были одобрены "Основные положения о применении труда военнопленных". В соответствии с этими положениями Казанская городская дума в апреле 1915 года составила план использования военнопленных на городских работах. Пленные должны были работать партиями не менее 100 человек и располагаться на местах работ в бараках, землянках, "домах казарменного порядка". Вот основные места приложения труда военнопленных:

1. Планировка площади за Академической слободой 450 чел. 2. Планировка дачного поселка за М.Игумновой слободой 100 чел. 3 Планировка площади за Третьей горой 120 чел. 4. Осушение болот между Ближней и Дальней Архангельскими слободами 160 чел. 5. Осушение болот в поймах Волги и Казанки до 200 чел. 6. Расчистка озера около Козьей слободы 50 чел. 7. Устройство дамбы в Татарской слободе 100 чел. Всего 1200 чел. на 4 - 5 месяцев, начиная с 15 апреля.

11750621_977353862317545_8660485602164306942_n

Австро-венгерские военнопленные в Казани. Фото А.И.Бренинга

Тротил, фосген и хлор

Строительные работы в Казани велись почти исключительно для нужд военного ведомства. Казань была одним из крупнейших производителей боеприпасов для артиллерии.Но как раз с началом войны выпуск тринитротолуола (тротила) на Казанском пороховом заводе резко сократился: этим армия и страна были обязаны вопиющей халатности военно-политического руководства: взрывчатка для боеприпасов производилась на основе привозных (причем именно из Германии) ароматических углеводородов.

В этих условиях Главное артиллерийское управление (ГАУ) проявило чудеса растропности. Были расширены мощности Казанского газового завода по перегонке нефтяных остатков. В итоге этого процесса получались бензол и толуол, поступавшие на Пороховой завод для последующей переработки. Казанский газовый ставод стал именоваться газобензольным, а двухэтажноездание заводской лаборатории (единственное сохранившееся здание завода), построенное военнопленными австрийцами до сих пор можно видеть неподалеку от ул. Павлюхина.

Но этого было недостаточно. В самые сжатые сроки был построен Казанский нефтеперегонный завод для из нефти пирогенетическим способом 12 000 пудов чистого толуола в год. Завод был построен в 1915 году, выпуск продукции начал в январе 1916 года.

Но несмотря на все усилия, боеприпасов для армии не хватало (тут надо заметить, что подавляющая часть взрычатки с Порохового завода шла в войска именно в боеприпасах, а не какой-либо иной таре. Поэтому рядом с заводом находился весьма крупный склад боеприпасов, т.н. Артиллерийский склад со своей командой). Было принято решение расширить мощности порохового завода, по существу построив на той же территории под руководством профессора генерал-лейтенанта Владимира Николаевича Ипатьева новый завод.

Мало того, в Казани было развернуто строительство Казанского военно-химического завода для производства отравляющих веществ - фосгена ( 50 тыс. пудов в год) и хлора (100 тыс. пудов). Завод был построен и оборудован к концу 1916 г., работу свою он начал в 1917 г. Для выработки толуола использовались мощности и нефтекеросинового завода в Печищах - иными словами было сделано всё, чтобы снабдить сырьем пороховой завод в Казани.

водозабор

1916 год. Строительство нового водозабора для Порохового завода

Казанбурга

Еще одна большая стройка шла в Казани во время Первой мировой. Это железная дорога Казань — Екатеринбург или, по моде тех лет на сокращения — Казанбургская дорога. Еще проще — Казанбурга. Соединить Екатеринбург с Казанью правительство решило еще в 1900 году. И в общем было понятно, что дело будет поручено Обществу Московско-Казанской железной дороги. Шло время. В феврале 1910 года председатель правления общества сообщил казанскому городскому голове о ходатайстве Общества МКЖД о концессии на строительство. Тогда же примерно был решен и вопрос о строительстве Романовского моста у Свияжска.

Довольно долго и оживленно дебатировался вопрос о том, как именно пройдет дорога на Екатеринбург: северным ходом от Краной Горки (Юдина) на Дербышки или южным — через станцию Казань через Оренбургский тракт, огибая Ометьево с выходом к тем же Дербышкам. Были произведены предварительные расчеты инженерных сооружений Южного хода.

«Мост через пролив между озерами Кабанами — 109 тыс. рублей, мост в 5 саженей отверстием к Архангельскому кладбищу — 17,5 тыс.рублей, мост для дороги к кавалерийским казармам на кривой в 3 пролета — 35 тыс. рублей (он же мост для пропуска Оренбургского шоссе с обсыпными устоями с береговыми быками. Кладка обсыпных устоев 12 тыс.руб., кладка быков береговых — 5,5 тыс.руб., облицовка — 6 тыс.руб., верхнее строение — 7,1 тыс.руб.), труба с отверстием в 3 сажени — 6,75 тыс. рублей».

Читатель понимает, что труба с отверстием в три сажени соединяет Нижний и Средний Кабан. Строительство «Южного подхода» началось в 1916 году. В борьбе за подряд на возведение насыпи разгорелись просто шекспировские страсти - подрядчики чуть ли не дрались из-за заказа. Когда подряд все-таки отхватили евреи, то тут же в газетах прошли заметки насчет того, что не немецкие ли они шпионы. И если проезжая на автобусе или троллейбусе под железнодорожным мостом у начала Оренбургского тракта, вы внимательно посмотрите на облицовку пилонов, то увидите два числа: 1916 и 1917. Именно в это время и был построен этот мост.

мост

Казанбургская ж.д. Мост над Оренбургским трактом

bridge1917

Навстречу катастрофе

А теперь предлагаю включить воображение. Казань в то время была не слишком малым, но и не с очень большим городом, население ее не достигало и 180 тысяч жителей. И вот к ним быстро добавляются несколько десятков тысяч беженцев из западных губерний, многочисленные раненые, военнопленные. Скажите, заметит обыватель такие изменения? Все более или менее приличные здания отданы под госпитали, наем жилья стал существенно дороже. Заметит ли обыватель и это? За полгода (с осени 1914 по март 1915) более чем вдвое повышены цены на керосин и дрова. - не думаю, что это осталось не замеченным. На улицах стало намного больше инвалидов, везде собираются пожертвование на раненых воинов, в кинематографах идет хроника войны.

И наконец, главное. 1915 год стал годом великого отступления. В 1915 году Россия в среднем за месяц теряла убитыми, пленными и ранеными 207 тысяч человек, что за 5 месяцев Великого отступления дает 1,035 млн человек. Была оставлена русская часть Польши, Галиция, Литва.

Большое отступление стало тяжёлым моральным потрясением для солдат и офицеров русской армии, правящих кругов и населения страны. Атмосферу отчаяния и упадка душевных сил, охватившего русскую армию в 1915, передал генерал А. И. Деникин в своей книге воспоминаний «Очерки русской смуты»:

«Весна 1915 г. останется у меня навсегда в памяти. Великая трагедия русской армии — отступление из Галиции. Ни патронов, ни снарядов. Изо дня в день кровавые бои, изо дня в день тяжкие переходы, бесконечная усталость — физическая и моральная; то робкие надежды, то беспросветная жуть…»

11731674_976756482377283_4546329992133297813_o

1917. За сахаром.

митингуют

1917. Митингуют

Верховное командование принял на себя царь. Лучше от этого не стало. 1916 год стал «годом проигранных побед». К марту трагического 1917 года наметилось, наконец, улучшение в снабжении армии военной техникой и боеприпасами. И даже после череды отступлений и неудач, она еще представляла собой серьезную силу. Но было поздно — армия стала разлагаться. Причины и формы этого разложения нельзя изложить в двух строчках. Разложение армии отравило все стороны жизни: политическую, экономическую, духовную. Катастрофа становилась неизбежной.

Еще катятся по расписанию потрепанные вагоны пассажирских поездов. Еще работает почта и телеграф, еще стоят за кафедрами профессора. Но уже толпятся очереди за сахаром и даже за хлебом. Еще пишут свои донесения жандармы, но скоро многих из них будут ловить как крыс. Еще поминают «благоверного Государя» на сугубой ектении в церквях, но скоро будут поминать Временное правительство — какая им разница. Еще сидят под замком уголовники, но скоро их выпустит новая власть. Еще работают военнопленные чехи и словаки, но скоро Россия натерпится от них досыта.

Лев Жаржевский

Читайте в предыдущей серии - «5 красивых церквей Казани, которых не увидеть туристам». Все материалы рубрики «Прогулки по старой Казани» - здесь

Новости партнеров