21.09.2021 13:53

USD

EUR

Казань

Отчаянные авиаторы, голубой гроб и тайны Архангельского кладбища

12:16, 21.11.2017

В компании известного бытописателя Льва Жаржевского  портал «Казань24» гуляет по улицам Казани, открывая для горожан и недоверчивых туристов мир реальной истории города, без пафоса и мифотворчества.

Читайте в предыдущей серии «Прогулок по старой Казани» – «Район Танкового кольца: без Гудериана не обойтись» -  Все материалы рубрики, начинавшейся с улицы Баумана, здесь.  

«Небо и земля: от «Авиационной недели» к Архангельскому кладбищу» -

если бы автор этих заметок окончил журфак, то он озаглавил бы их примерно так. Но Бог миловал: автор учился в Саратовском училище химических войск, в просторечии – «Тюрьме народов». И ему нравятся простые заголовки. Например:

В стороне от центра. Выпуск 2

В прошлом выпуске мы рассказали о Каргопольских казармах, расположенных на четной стороне Оренбургского тракта. На противоположной, нечетной стороне мы увидим строения Казанского метрополитена, чем-то напоминающее Тадж Махал здание республиканского ГАИ и «Противотанковый институт» - так местные острословы назвали Институт культуры, расположенный против Танкового училища. По сравнению со зданием ГАИ здание этого института (ныне, само собой, университета) своей скромностью и непритязательностью напоминает ларь для склада мётел в парке.

В старые времена по нечетной стороне Оренбургского тракта, чуть поодаль от него, шла дорога для скота, перегоняемого на казанскую скотобойню. Дорога эта заканчивалась скотопригонным двором – большим огороженным пространством, где пригнанный скот поили и кормили перед последним переходом к бойне, находившейся у подошвы Ометьевской горы, чуть южнее нынешней улицы Вишневского.

Одно время на нечетной же стороне Оренбургского тракта был устроен ипподром. Именно с этим ипподромом связана первая страница истории авиации в Казани. В сентябре 1910 года в ходе «Авиационной недели» здесь впервые в казанское небо взлетел самолет. Его пилотом был молодой и отважный французский летчик Леон Летор. Взлететь-то он взлетел, а вот приземление чуть не стало трагическим. Но все обошлось контузией, потерей аэроплана и пострадавшими зрителями.

Успешной стала попытка нашего соотечественника Александра Алексеевич Васильева, восторженно принятого тысячами зрителей. Третьим стал Виссарион Савельевич Кубурия (Кебуров) – вот те трое пилотов, что в четвертом часу дня 8 сентября 1910 года совершили первые в истории Казани полеты. Если вы думаете, что это событие хоть как-то отмечено на местности, то вы оголтелый оптимист.

летор13

2.Aviator-Vasilev.

1.Aviator-V.S.Keburiya-na-samolete-Bleriot.XI_

Трое смелых: Летор, Васильев, Кебуров

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Здесь они взлетели в казанское небо

От воздушной стихии к кладбищенской прозе. Интерес автора к Архангельскому кладбищу объясняется просто: самым старым сохранившимся датированным надгробием на этом кладбище является надгробие его двоюродного деда, умершего в 1890 году. Там же и другие могилы его предков с казанской стороны. Неделя архивных поисков дала возможность составить небольшой очерк об истории кладбища, этот очерк и предлагается вниманию читателя.

Кладбище на старой окраине

«О снятии на план земли под Архангельским кладбищем». Название архивного дела было малообещающим. Обычно в таких случаях в пыльных папках хранятся просьбы о выделении людей в помощь землемерам, оговариваются место сбора и фамилии гласных думы, привлекаемых в свидетели межевания и съемки. Но впервые в заглавии дела упоминалось Архангельское кладбище, и не заглянуть в эти материалы было бы грешно: ведь об Архангельском кладбище, исключая сведения о почве, не написано было ни строчки.

Краткий конспект архивного дела дает практически полное представление о том, как кладбище при Михайло-Архангельской церкви стало городским. В половине одиннадцатого утра 2 июля 1864 года сторож кладбища при Архангельской церкви при обходе увидел в одной из загодя вырытых могил голубой гроб, абсолютно не присыпанный землею. Испуганный сторож немедленно доложил об увиденном настоятелю храма. Хорошо зная нравы жителей казанских окраин, а в особенности Суконной слободы, батюшка немедленно снесся со своим коллегой, священником Духосошественской церкви в Суконке о. Петром (Маловым), тем самым, который спустя четверть века издаст образцовый труд об истории Петропавловского собора в Казани.

Да, отвечал Малов, отпевали вчера одного покойного в синем гробу. Остальное легко может дорисовать воображение, подкрепленное знанием слободских нравов: тело было препровождено на кладбище, сил хватило опустить гроб в могилу, засыпать же его, видимо, было невмочь - поминки не ждали. Сил терпеть безобразия дальше не было, и родилось «0тношние в Казанскую городскую думу Казанской Михайло-Архангельской церкви священноцерковнослужителей».

В нем приход Духосошественской церкви (читай: «Суконка». – Л.Ж.) характеризуется как «один из многочисленных (в смысле, населенных  – Л.Ж.) приходов Казани, прихожане которого резко отличаются особенным своеволием и крайним беспорядком в весьма частых случаях погребения своих покойников на нашем кладбище».

Опуская своих умерших в наспех вырытые могилы и лишь для вида присыпая гробы комьями мерзлой земли, родственники по весне были глухи к призывам привести могилы хотя бы в относительный порядок. В конце своего непривычно страстного для официального документа «отношения» притч Архангельской церкви просил изъять у них кладбище в ведение города. Посовещавшись, дума согласилась.

И вот уже «городовой архитектор» Романов докладывает о снятии плана кладбища. На этом плане кладбище как бы состоит из трех частей: уже «осваиваемых» северного и южного участков и вновь выделенного городом центрального. В таком развитии кладбища есть своя логика: с юга хоронили жителей Бутырок, Архангельских выселок, Горок, с севера - из Архангельских слобод и все тех же суконских. 3 марта следующего 1865 года губернатор утвердил решение о принятии в городское ведение Архангельского кладбища. Далее события развивались в соответствии с законом: из казанских мещан выбрали смотрителя кладбища. Как государственного служащего настоятель храма Св. Михаила Архангела о. Михаил (Потехин) 12 мая приводит Ивана Самарцева к присяге. Последний лист в этой небольшой папке датирован 22 сентября 1865 года. Кандидат в гласные городской думы докладывал:

"Вследствие предписания Казанской городской думы от 22 апреля сего года за N 2580 «имею честь донести, что Архангельское кладбище мною принято в городское ведомство и сдано оное избранному в старосты того же кладбища мещанину Ив. Фед. Самарцеву». Так начиналась новая история очень старого, теперь уже городского Архангельского кладбища.

А это выписка с первой страницы первой кладбищенской книги Архангельского кладбища

ф. 114 оп.1 д. 4468

Книга, выданная Казанской городской думой старосте городского при Архангельской церкви кладбища Ивану Федорову Самарцеву на записку прихода и расхода денег по кладбищу на 1868 год.

Январь 2. №1 Положено тело младенца Федора. По бедности уплочено тридцать коп.

№2 Положено тело казанской мещанки Параскевы Прокофьевой 60

Январь 3 №3 Положено тело вдовы казанского мещанина Анастасии Андреевой

Январь 3 №4 Положено тело младенца Василия

№5 Положено тело вдовы казанского мещанина Елизаветы Дубровиной

№6 Положено тело казанского мещанина Владимира Федорова

Январь 9 №7 Положено тело крестьянина д. Горы Ивана Петрова Власова сына младенца Сергея по бедности без денег.

Январь 11 №8 Положено тело казанского цехового Корнила Дворникова

За 1868 год похоронен 101 человек.

Сторожем кладбища служил унтер-офицер Григорий Михайлов с платой по 6 рублей в месяц .

Хозяйственная жизнь кладбища в 1868 г. :

Куплено тесу 20 тесин и 3 бревна у крестьянина села Иванова Максима Петрова 7 руб. 13 коп.

За вырывку на зиму 30 могил солдату Степану Дмитриеву 11 руб.

Куплена железная печка у крестьянина Степана Семенова Гребешкова 1 руб.

Сажень дров 2 руб. 70 коп.

Надо прямо сказать, что даже по сравнению с небогатым Арским кладбищем Архангельское было просто нищенским. Вот архивные данные, подтверждающие его крайнюю скудость.

Приход от отвода земли под могилы составлял 150 руб. в год, еще 250 руб. давала продажа крестов и 650 – погребение умерших. Весь доход кладбища составлял 1050 руб.

Расходы кладбища: жалованье сторожам (они же могильщики) – 13 руб. в месяц, наградных им же – 20 руб., отопление – 100 руб., освещение – 6, очистка нужника – 10, очистка аллей от снега – 10, покупка деревянных лопат, метел, металлического инструмента – 200, обшить дом снаружи тесом, покрасить крыльцо и 4 двери – 100, в часовне перестлать полы – 125, окрасить столбы для аллей и сделать надписи – 25.

На этом кладбище нет склепов и очень редки надгробия дореволюционной поры. Но именно на одном из таких надгробий находится высеченная на камне самая пространная в Казани - в 16 строк - эпитафия. Находится она на основании креста на могиле молодого человека Савиновского, утонувшего в 1909 году в Волге у Верхнего Услона. Семейство Савиновских известно читателю – оно встречалось в заметках о казанских колбасных. Здесь уместно упомянуть о том, что духовенство не всегда одобрительно относилось к «живому творчеству масс». В конце прошлого века была издана даже брошюра с цитатами из Священного Писания, рекомендованными для помещения на надгробиях.

У Архангельского кладбища, как и у многих других, есть свои тайны. Чекисты, приводя в исполнение смертные приговоры своим политическим оппонентам, указали в одном из актов, что расстрелянные в Казани захоронены «на Дальнем кладбище». Как знать, не Архангельское ли это, тем более, что, по воспоминаниям А. Баратынской, труп расстрелянного Александра Николаевича Баратынского, поэта и внука известного поэта, чекисты позволили забрать «с ямок за Архангельским кладбищем». «Ямки» эти образовались от выемки глины для располагавшегося неподалеку кирпичного завода и были они вполне приличными ямами глубиной до трех метров. Известно также, что на этом кладбище, в средней его части, напротив давно исчезнувшего питомника, хоронили заключенных.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Со временем  Архангельское кладбище было полуофициально признано местом захоронения жертв политических репрессий. На нем были возведены памятные стелы с фамилиями людей, убитых чекистами. Автор нашел на этих стелах фамилию Галиакберов З. и крайние даты 1849 – 1930 и фамилию Арунгазыева Э.Н с крайними датами 1918 – 1938. Надо быть настоящими коммунистами, чтобы в мирное время умертвить 80-летнего старца и 20-летнюю девушку.

На этом архивные бумаги, относящиеся к истории кладбища не исчерпываются. В раннесоветское время составляется документ под названием

«План кладбища, называемого Архангельским, находящегося в 4-м районе г.Казани в конце ул. Дальне-Архангельской, предоставленного в заведование Казанской общине Православной церкви».

К сожалению, в свое время нельзя было снять копию плана, поэтому привожу его содержание в словесном виде.

Сам план представляет собой лист размером примерно А4. Справа вверху в прямоугольной рамке "Таблица координат", под ней, тоже в прямоугольной рамке "Выкопировка с плана г.Казани 4-го района. Масштаб 150 саж. в дюйме". В левом нижнем углу в прямоугольной рамке "Экспликация". Содержание "Экспликации": 1. под постройками 172,18 кв.м 2. Под кладбищем 147690,25 кв.м. Всего 147 862, 43 кв.м.

Надписи вне рамок: План составлен по истинному меридиану. Съемка 1927 г. Съемку производил землемер Емельянов.

И другой документ, уже военного времени. Его удалось скопировать. Если возникнут трудности при прочтении, то вот на всякий текст документа:

Заключение о геологии и гидрогеологии участков территории, прирезываемых к Дальне-Архангельскому кладбищу. ... С юга ограничено территорией номерного завода. ... Ямы до 3 м от кирпичного завода. На заключении подпись доцента КГУ А.Миртовой. Постановление №46 главного городского архитектора от 24 июля 1942 г. Рассмотрев заявку Треста похоронного обслуживания от 11. VII. 1942 за №380 о расширении Архангельского кладбища, что становится необходимым в связи с тем, что данным кладбищем производится обслуживание госпиталей и больниц города, постановил: 1.Разрешить расширение кладбища путем передвижки северо-восточной границы его с учетом доведения общей ширины участка кладбища до 235 м, что соответствует проекту планировки города в части размеров зеленого пятна.
  1. Предупредить Трест похоронного обслуживания о том, что дальнейшее расширение кладбища невозможно, т.к. к югу от него находятся жилые дома, а в сторону озера Кабан (нрзб) хозяйства ОРС'ов. Не допускаются захоронения в наиболее углубленных участках кладбища.
Гор. архитектор Копец Планировщик Кузнецова 

 архклад1

 Ну и в качестве курьеза – объявление из «Красной Татарии» начала тридцатых. Поясню, что КЦРК – это Казанский центральный рабочий кооператив. К КЦРК приписывались все жители города, кто имел право на нормированное снабжение по карточкам через Картбюро. Надо заметить, что часть жителей такого права не имели. Это т.н. «лишенцы» - представители бывших «эксплуататорских классов», если у них не было прикрепленных к КЦРК родственников, то им предоставлялась возможность медленно сдохнуть с голода после продажи всего, что можно было продать.

справка

Лев Жаржевский

Новости партнеров